22 июня, Пятница


Женщины в политике представляют женские интересы

Аналитический Центр

A- A A+

Насколько верен стереотип, что женщины в политике представляют женские интересы

Когда мы задаем вопрос, делают ли женщины политику для женщин, мы должны прежде всего спросить себя, а что вообще под этим следует понимать. У женщин не всегда одинаковые проблемы, и во многих вопросах женщины наверняка никогда не придерживаются единого мнения. Однако в мире, в котором женщины конфронтируют с множеством беззаконий и несправедливостей – от сексуальных домогательств, налога на средства гигиены и до худших возможностей карьерного роста, а также нищеты в старости, – не трудно идентифицировать общие заботы. И эти проблемные сферы должны стать делом женщин-политиков.

Результаты исследований однозначно показывают, что женщины-политики действительно активно выступают за нужды женщин. В Великобритании именно женщины-депутаты взяли на себя ведущую роль в таких вопросах, как отпуск по уходу за ребенком, зарплаты и условия труда. Во Франции женщины фокусируют внимание на правах женщин намного чаще, чем мужчины. В Аргентине женщины внесли различные точки зрения в парламентские дебаты, а в Австралии женщины во всех партиях выступили за то, чтобы защитить право женщин на самоопределение.Большинство женского электората представлено в политике мужчинами. Долг этих политиков – выступать за права своих избирательниц.

И, напротив, верно то, что мужчины часто являются плохими защитниками прав женщин. Это, конечно, не всегда так. Некоторые ведущие политики, например, бывший испанский премьер-министр Хосе Луис Родригес Сапатеро или Джастин Трюдо в Канаде, поддерживали в своих кабинетах министров гендерную паритетность и сами себя позиционировали как феминисты. Однако имеется достаточно документальных подтверждений того, что потребности женщин часто не замечаются, недопонимаются, а иногда даже активно подавляются, если женщины не участвуют в процессах принятия решений. Правительство Дональда Трампа, в котором доминируют мужчины, приняло ряд законов, подрывающих возможности и свободы женщин. Бывший британский премьер-министр Дэвид Кэмерон и его правительственная команда ввели меры по жесткой экономии, от которых несоразмерно сильнее пострадали женщины. А вот пример экстремального случая: репрессивные законы в Саудовской Аравии, которыми ограничивается свобода женщин, были приняты при полном отсутствии женщин-депутатов.

Итак, кажется, будто женщины на самом деле лучше справляются с представлением политических интересов других женщин. Но если проверить в этом аспекте баланс успехов женщин, то придется сделать три важные оговорки.

Во-первых, нельзя автоматически отождествлять женщин с феминистками. Не все женщины борются за права женщин и не все те, кто борется за права женщин, являются женщинами.

Вторая оговорка заключается в том, что нам не следует взваливать всю нагрузку представления интересов женщин на плечи женщин-депутатов. Потому что это содержало бы два риска. С одной стороны, женщины-депутаты были бы тогда вынуждены целиком и полностью сфокусироваться на так называемых женских вопросах, даже если их настоящие актуальные устремления и интересы находятся в ином месте. Мужчины не подвержены таким ограничениям, и было бы нечестно возложить это бремя на женщин. С другой стороны, мы не должны освобождать мужчин от ответственности активно выступать за гендерное равенство. Большинство женского электората представлено в политике мужчинами. Долг этих политиков – бороться за права своих избирательниц.Даже в тех партиях, в которых права женщин имеют приоритетный характер, в партийном руководстве зачастую доминируют мужчины

Третья, и, пожалуй, важнейшая оговорка состоит в том, что женщины, даже если они того хотят, не всегда имеют возможность продвигать интересы женщин. Большинство женщин-политиков состоят в партиях и парламентах, в которых сильно доминируют мужчины. Не мудрствуя лукаво: женщины оказываются в меньшинстве и побеждаются большинством голосов. Вероятно, что они также сдерживаются политической культурой, которая придает меньшую значимость их точкам зрения и голосам. В некоторых парламентах у женщин есть лишь функция имитации участия, но никак не функция влияния или функция власти. Недавние разоблачения благодаря кампании #MeToo отчетливо показали, как мужчины даже в общепризнанных демократиях проявляют господство над женщинами. Не так-то легко быть в меньшинстве; это чрезвычайно затрудняет возможность что-либо сдвинуть с места.

Когда женщины оказываются в меньшинстве, то их участие проще проигнорировать или заглушить. Организация политической работы вдоль партийной линии тоже снижает возможности женщин делать что-либо сообща и сотрудничать. Женщины должны точно так же, как мужчины, подчиняться партийной линии. Даже в тех партиях, в которых права женщин являются приоритетными, в партийном руководстве зачастую доминируют мужчины. Когда ведущие политики инициируют законы, приносящие вред женщинам, то для женщин-политиков может оказаться очень тяжело достичь ощутимого противоположного результата.

Ярким примером является случай, когда женщин – депутатов британской Лейбористской партии заклеймили позором, так как они стали сопричастны к решению партии о сокращении помощи одиноким родителям – сокращении, которое несоразмерно сильнее ударило по женщинам. Но то, чего критики не заметили – это были старания женщин-политиков повлиять на решение еще на стадии его внутрипартийного обсуждения. Женщины-депутаты позднее объяснили, что они стойко боролись против такой меры. Но когда закон было поставлен на голосование, они по численности были слишком слабы, чтобы не допустить его принятие. Если женщины при принятии законов, которые и без них все равно будут приняты, проголосуют против своей партии, они просто проиграют свой политический капитал и любую надежду на продвижение вверх в партийной иерархии. Это никому на пользу не пойдет. В таких случаях спокойная деятельность по убеждению оппонентов менее видна, однако, пожалуй, является намного успешнее, чем бунт на задних партах. Только вот достигнутые за закрытыми дверями победы невидимы, в то время как одобрение при голосовании, вынужденное из-за фракционного давления, очень даже на виду у всей общественности. Таким образом мы упрекаем женщин, что они мирятся с тем, чего не могут изменить, и в то же время мы игнорируем их борьбу за изменение того, с чем они не могут смириться.

Следовательно, наше ожидание от женщин-политиков не должно быть чрезмерным. В общем и целом они более эффективны в своей активной деятельности на благо женщин, если они имеют для этого шанс. Но они подчиняются целому ряду условностей и к тому же сталкиваются с ожиданиями, которые не адресуются мужчинам. Борьба за права женщин не всегда возможна, а иногда ее также игнорируют. Даже если женщинам-депутатам не сразу удается сдвинуть дело с мертвой точки, нельзя отказываться от их работы. Надо избирать больше женщин в парламент, чтобы их голоса в политике имели полноправный вес.

IPG

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...