Российский эксперт о том, как его не впустили в Грузию | Eurasia Diary - ednews.net

15 ноября, Четверг


Российский эксперт о том, как его не впустили в Грузию

Аналитический Центр A- A A+

На прошлой неделе в Тбилиси состоялся скандальный международный южнокавказский медиафорум, на который власти Грузии отказались впускать четырех участников - экспертов из России.

Первым же рейсом в Москву были отправлены старший научный сотрудник центра глобальных проблем Института международных исследований МГИМО (У) МИД России Алексей Токарев, военный обозреватель ТАСС Виктор Литовкин, президент Международного Совета Ассоциации исследователей российского общества (АИРО-XXI) Геннадий Бордюгов и главный редактор газеты «Северная Осетия», историк, эксперт по кавказскому региону Алан Касаев.

Напомним, что форум сопровождался антироссийским митингом. Протестующие выступали за отмену форума из-за участия в нем российских экспертов.

При всем уважении к политике властей Грузии касательно посещения неконтролируемых грузинских территорий, редакция Eurasia Diary считает интересным видение ситуации одного из планируемых участников форума в Тбилиси - Геннадия Бордюгова, - которого не впустили в страну.

Геннадий БОРДЮГОВ

президент Ассоциации исследователей российского общества (АИРО-XXI)

 

Время большое и время маленькое

(О грузинском инциденте неделю спустя)

 

Не запирайте вашу дверь.

Пусть будет дверь открыта

Булат Окуджава

 

Международный южнокавказский медиафорум «Роль СМИ в укреплении доверия в регионе», который неделю назад, 4 сентября, попал в эпицентр всеобщего внимания, все-таки состоялся. И теперь можно без эмоций вспомнить о случившемся, понять, что стояло за дискриминационным актом грузинской власти по отношению к известным российским журналистам и экспертам – Виктору Литовкину, Алану Касаеву, Алексею Токареву и мне.

…До посадки самолета грузинских авиалиний в Тбилиси остается совсем немного, и я еще раз мысленно прокручиваю свой доклад и презентацию для заставочной ко всему форуму панели «100-летие первых демократических республик Закавказья: политический опыт и уроки». Итак, сначала я дам обзор основных концепций российских историков и политологов о результатах опыта по созданию наций-государств, ориентированных на европейские образцы. Потом покажу существующий разброс мнений – почему идея закавказского «интегризма», а затем создания независимых государств не выдержала испытания на практике. Предвижу, что самым сложным моментом будет обоснование тезиса о том, что восстановление государственности Азербайджана, Армении и Грузии в 1991 году стало временем восстановления конфликтов и противоречий 1918–1921 гг. Потом я приглашу участников форума высказаться по вопросу: что способно (с учетом имперского и советского опыта, а также негативных последствий продолжающейся апелляции к этническому национализму) обеспечить национальный мир и спокойствие на Южном Кавказе?

Приземляемся, пограничный контроль. Подхожу к окошку в приподнятом настроении – все-таки спустя 40 лет я снова в Грузии. И здесь меня задерживают, отводят в сторону. Подходит дежурный офицер и сообщает, что ряду коллег и мне отказано в получении визы и нам надлежит ближайшим рейсом вылететь в Москву. Несмотря на наш запрос, официального документа с объяснением причин отказа ни я, ни мои коллеги не получили, не было никаких отметок и в загранпаспорте. Какие-то бумаги на грузинском языке были переданы пограничниками Грузии нашим пограничникам через командира самолета. Нам с этими бумагами тоже не дали познакомиться. Только в Интернете я узнал о неких комментариях МВД Грузии по поводу нарушения нами закона об «оккупированных территориях».

…Да, я был в Сухуми в сентябре 2009 года и выступал перед студентами университета. Никогда не скрывал этого. Но вот что парадоксально – те, кто был со мной в тот сложнейший для Абхазии период, потом по нескольку раз беспрепятственно пересекали границу в Тбилиси. Значит, не здесь кроется причина отказа? Да и вообще, если мы «оккупанты», то кто тогда абхазы и осетины? Получается, что они не существуют, если есть только грузины и «русские оккупанты». А если существуют, то тогда почему Россия, следуя мировой исторической практике, не аннексирует Абхазию и Южную Осетию, не присоединяет их к своей территории, несмотря на многократные просьбы части проживающего там населения? Наконец, если мы «оккупанты», то почему Грузия только в одном 2017 году пустила к себе 1,5 млн российских туристов?

Итак, абсурд с «оккупацией» мне очевиден. Ищу другие причины для объяснения моей дискриминации. Перебираю в памяти свои исторические комментарии по Грузии, написанные для РИА Новости. Неужели «Политический тромб» (2006)? Тогда я писал, чем обернется закупорка Грузией с таким трудом реанимированной венозной системы культурных и духовных связей между нашими странами, о том, что любая блокада, любые санкции имеют человеческое измерение. Люди не должны становиться заложниками ситуации и разгула узкого, сугубо провинциального национализма. Есть политическая территория, а есть гуманитарное пространство, которое складывалось столетиями. И ни одному режиму власти не позволено во имя политических интересов узурпировать это пространство, принадлежащее обоим народам. А может, «С кем переплетется виноградная лоза?» (2008)? Я возразил тем грузинским историкам, которые в Георгиевском трактате (1783) спустя 225 лет после его заключения увидели источник всех бедствий грузинского народа. Оказывается, после 1783 года «мирная» жизнь в Закавказье прекратилась – и набеги горцев участились, и Турция с Персией рассердились на Грузию, и окрестные ханы «взбаламутились». А то, что трактат резко ослабил позиции и политику иноверных государств – Ирана и Турции – в Закавказье, что для связи с Грузией была построена Военно-грузинская дорога через Крестовый перевал, теперь предается забвению. Неслучайно же на Малой Грузинской улице в Москве появился обелиск в честь Георгиевского трактата. Авторы памятника – Зураб Церетели и Андрей Вознесенский – представили «дружбу навеки» между Россией и Грузией в виде венка переплетенных пшеничных колосьев и виноградных лоз. Теперь в это переплетение вкладывается совершенно другой смысл. Отношения между нашими странами предстают как бесконечная череда противоречий и раздоров.

Но опять-таки – все эти тексты написаны давно, в них не было призывов к конфронтации с Грузией. Наоборот! И тогда мне приходит в голову причина, по которой я действительно стал неугоден грузинским властям. В 2015 году наша Ассоциация исследователей российского общества (АИРО-XXI) опубликовала результаты уникального международного научного проекта «Большевистский порядок в Грузии» (том 1: Большой террор в одной маленькой кавказской республике, том 2: Документы и статистика, составители – Марк Юнге и покойный ныне профессор Бернд Бонвеч). Нас заинтересовала проблема, как в Грузии во время «Большого террора» обращались с греками, немцами, абхазами, осетинами, лазами, армянами, езидами, турками, тюрками, русскими, евреями, т.е. имеются ли у республики свои «скелеты в шкафу»? Накануне публикации двухтомника доктор Юнге спросил меня: «А ты не боишься мести со стороны властей Грузии?» Как в воду глядел. Камнем преткновения стала одна, хотя и центральная, глава исследования – «Этнос и террор». В ней рассматривался вопрос о роли этнического фактора в осуществлении в Грузии предписанного Москвой и контролировавшегося ею «Большого террора», то есть преследования и осуждения определенных категорий населения внесудебными органами – пресловутыми «тройками». Но кроме этнических аспектов «Большого террора» были затронуты вопросы о том, в какой степени маленькая кавказская республика Грузия была в ходе этих акций преследования, втайне проводившихся НКВД и внесудебными органами, не только получателем и исполнителем приказов сверху, но еще и действующим лицом, участвовавшим в осуществлении этих действий.

Архив и Академия Министерства внутренних дел были категорически несогласны с результатами проекта. Более того, они уполномочили «рецензентов» доказать несостоятельность и ненаучность этих результатов, чтобы воспрепятствовать их публикации не только в Грузии, но и в России и Германии. В итоге в Грузии вышла книга без указанной главы, а АИРО-XXI (как и германское издательство) опубликовала двухтомник не только с этой спорной главой, но и стенограммой немецко-грузинской полемики вокруг нее. После этого конфликт разгорелся с новой силой. Академия МВД Грузии обратилась с жалобой на немецких составителей к ректору Рурского университета в Бохуме, Фонду Фольксвагена и другим немецким научным организациям. Все эти тревожные аспекты националистических тенденций побудили нас подготовить еще одну книгу «Грузия в пути. Тени сталинизма» (М.: АИРО-XXI, 2017). В ней мы опубликовали мнения 45 ученых из Великобритании, Германии, России, США, в том числе из отделившихся регионов Абхазии и Южной Осетии. Несмотря на различные проявления предвзятости, для нас стало очевидно, что проблемы между грузинами, абхазами и осетинами глубоко укоренены в историческом сознании и никоим образом не являются лишь следствием «российских интриг».

Меня успокаивает лишь одно – то, что этим книгам суждена долгая жизнь, а грузинский инцидент недельной давности быстро забудется. Ведь ясно же, что у организаторов форума (среди которых прежде всего следует назвать политологический центр «Север–Юг») и у его участников отобрали право решать, кому дать слово, а кому сорвать выступление. Не вникая в проблематику форума, кто-то, видимо, очень боится диалога, заранее режиссируя и проплачивая дешевую и плоскую, без фантазии антироссийскую молодежную акцию перед отелем. Примечательно, что до этого «Север–Юг» семь раз проводил различные мероприятия в Грузии. Восьмое стало для меня и моих коллег несчастливым. Не встретился я с друзьями и моими студентами, не прошелся по любимым местам Тбилиси. В памяти осталась лишь картинка, как крыло из 7 пограничников в черном вытесняет нас к трапу готовившегося к отлету самолета, и извинения грузинских стюардесс за то, в чем не было их вины, но им было стыдно.

Известно, что есть время большое – а есть маленькое. И как справедливо заметил грузинский философ Заза Шатирашвили, в маленьком времени большое не вмещается, в нем всегда забывают о предыдущем. В большом же времени все остается на своем месте, и память необратима. Когда же вернется снова это время? Когда переплетению пшеничных колосьев и виноградных лоз вернется изначальный смысл?

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...