Давайте махнём вместо Парижа в Баку | Eurasia Diary - ednews.net

13 декабря, Четверг


Давайте махнём вместо Парижа в Баку

Общество A- A A+

У наших соседей тоже есть что посмотреть

В номере российского периодического издания "Литературная газета" от 3 октября 2018 года была опубликована интересная статья посетившего Азербайджан главы Волгоградского отделения Союза писателей России, известного писателя Александра Цуканова, который повествует о встретившихся ему исторических памятниках архитектуры Баку и регионов, богатой культуре, а также социально-экономическом развитии нашей страны.

Текст этой статьи передает Eurasia Diary.

На прошлой неделе в Баку прошёл IX Российско-Азербайджанский межрегиональный форум, в котором приняли участие президенты Владимир Путин и Ильхам Алиев. Здесь работают более 700 компаний с совместным участием. Мы поставляем в Азербайджан сельхозсырьё, машины, оборудование, металлы, древесину, продукцию химпрома; к нам ввозят продукты, металлы, текстиль. В Азербайджане действует 341 школа с обучением на русском языке. Но как-то так сложилось, что мы больше знаем о Нью-Йорке или Париже, а о Баку вспоминаем, только покупая спелые помидоры, пахлаву или ранний картофель. Так как же живут наши соседи?

Город качалок и башен

Мы едем вдоль Каспийского моря. За окном скучный серо-коричневый ландшафт, обрамлённый отрогами Кавказского хребта. Как и в заволжской степи, здесь всё чахнет и вымирает от жаркого солнца. Слева нагромождения огромных камней и указатель на Гобустан. Про этот заповедник с рисунками людей времён палеолита написано много научных статей. Петроглифы – послания далёких предков похожи на детские рисунки. Это интересно. Особенно тем, кто не бывал в Карелии, не видел огромный заповедник с наскальной живописью.

Автобус поднимает вверх к нагромождению каменных глыб. Отсюда хорошо просматривается Прикаспийская низменность, где на многие километры суглинок, чахлый кустарник, буровые вышки, промазученные качалки и жгучее солнце.

– На таком же месте вырос Баку, – поясняет экскурсовод.

В это трудно поверить. В Баку много зелени, парков, фонтанов, огромный ботанический сад. Даже кладбище, где похоронены Муслим Магомаев, музыканты, писатели и политические деятели, больше похоже на редкостный парк с тщательно прометёнными дорожками. Но главный бриллиант в архитектурном облике города – это суперсовременное здание культурного центра имени Гейдара Алиева. Белое необычное творение ирако-британского архитектора Захи Хадид с плавными закруглениями изящной огромной ракушки. На второе можно поставить три Пламенные башни высотой от 120 до 160 метров. Этот трилистник оригинален не только своей высотностью, но и необычной облицовкой в виде LED-экранов, которые отображают движение огня, что создаёт визуально эффект исполинского пламени. По мнению многих специалистов по урбанистике, освещение «Огненных башен» признано лучшим в мировой практике.

Волгоградские архитекторы – молодые и те, что повидали десятки стран и городов, – разбрелись по смотровым площадкам и пытаются с помощью камер запечатлеть свой восторг. Внизу неохватная извилистая лента современной ухоженной набережной с разноликой чередой аттракционов, кафе, ресторанов. Есть своя «Малая Венеция» с гондолами, привезёнными из Италии, уникальное здание коврового центра, вдалеке белоснежный лотос элитного ресторана на воде и, конечно же, нефтяные качалки. Это тоже символ города, как и запах мазута.

Территория старого города именуется Ичери Шехер и включена в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. На этих старинных узких улочках сняты сцены нескольких советских фильмов, здесь обилие еды и сувенирных лавок.

Не нефтью единой

Архитектурный облик городов и качество дорог – это тоже элемент культуры, как и наличие канализации. И чистота на улицах. А с этим в Баку полный порядок. Даже заборы восхищают!

Едем с Умудом Мирзоевым, президентом фонда Евразия, в Габалинский район. Справа и слева небольшие посёлки с массивами частных домов. Заборы каменные или металлические. Не знаю, может быть, под пистолетом заставили владельцев участков навести порядок, дали денег или сделал обустройство муниципалитет? Семьсот километров проехали мы по Азербайджану и ни одной свалки, помойки…

Габалинский высокогорный курорт начинается с отличной подъездной дороги и каскадного водного бульвара, на который приятно смотреть с высоты птичьего полёта. Три сегмента канатной дороги со смотровыми площадками, пятизвёздочным отелем, горным селением. 10 манатов – и ты на вершине. Придраться не к чему, всё на пять балов. Запрокинув голову, смотрю, как кружат над ущельем парапланеристы, оглашая окрестности радостным криком. Можно позавидовать их смелости и нахальству.

В городе Исмаиллы указатель на Ивановку. Очень примечательное село местных молокан (духоборов), они проживают здесь 200 лет в мире и согласии с местным населением, потому что не воруют, не едят свинину и колбасу, заповеди чтут и, как ни странно, сохранили колхоз, клуб, школу. «Духовное христианство» в том, что молокане отрицают обряды и церковные постановления, как и большинство других протестантов. В молитвах и при исполнении религиозных треб они не прибегают к внешним атрибутам, не признают святых мест, церковной иерархии, священства. Они даже не ставят свечей перед иконами, которых вовсе не имеют. Молитвенные дома у них без украшений и колоколен. При Иване Грозном таких вероотступников казнили. Да и позже всячески притесняли. Вот и разбрелись они кто куда.

Три тысячи человек, самая крупная община в мире, сохранившая язык и веру свою. У общины имеется свой винный бренд «Ивановка», который вполне может соперничать с грузинским вином. Бутылка такого замечательного эксклюзивного вина стоит 6 манатов или 220 рублей. В это русское село не раз приезжал президент Азербайджана, откликался на просьбы молокан. Как и всем сельским жителям, им живётся непросто: молоко у них закупают по пять рублей, а бутылка газировки стоит десять, да и остальные товары по цене несравнимы с сельхозпродукцией. Как и в России. Вот только солярка в Азербайджане почему-то дешевле в два раза даже на «Лукойле»!

В Баку на площади перед дворцом водных видов спорта стоит одна из первых качалок, этакий музей под открытым небом, ноу-хау XIX века. Здесь чтут память русских инженеров, приложивших к этому свои мозги и руки. Почитают академика Менделеева, предложившего способ получения топлива из сырой нефти. В сквере - памятник Пушкину и свежие гвоздики у постамента, улица Лермонтова, а гид непременно напомнит о том, как тут привечали Есенина. Здесь помнят, что прах поэта Низами перенёс на эту землю и захоронил Грибоедов.

Я обкопал пару кустов чайных роз рядом с мавзолеем Низами, поговорил с садовником, который пять лет прожил в Ульяновске, работал на автозаводе и, похоже, искренне обрадовался общению, звал в гости. Но наш путь с Умудом Мирзоевым лежал в Гянджу, бывший Кировобад, где происходила межэтническая резня. На подъезде к городу вереница многоэтажных домов, построенных для беженцев из Нагорного Карабаха. Тридцать лет тянется конфликт двух соседних народов, то затухая, то вспыхивая вновь.

Сегодня Гянджа – «город сокровищ», вполне оправдывает своё название. Уютный, очень симпатичный, где нет бетонных громад из стекла и бетона, но есть великолепнейший парк Хан Багы, заложенный в XVIII веке, ансамбль зданий шейха Бахеддина, усыпальница Джавад Хана, который погиб вместе с сыном, отражая штурм русских войск. Есть храм Александра Невского с неповторимыми восточноазиатскими мотивами в декоре. Меня особенно удивил газетный киоск в Гяндже, сплошь заставленный журналами на русском языке. Рядом с Гянджой знаменитый нафталановый санаторий с музеем оставленных за ненадобностью после лечения костылей и тростей.

– В Азербайджане более ста тысяч русских, а в Армении и десяти не наберётся. Но почему Россия-то отвернулась от Азербайджана? – спрашивает Умуд Мирзоев с искренним недоумением. Он родом из Нагорного Карабаха, эта тема для него больнее больного.

А мне нечего ответить товарищу. Мне, жившему среди татар, приятно окунуться в местную речь с бесконечными «якши, саол, салам…». Всплывают забытые тюркские слова. Я договорюсь хоть с чукчей, хоть с бедуином, и не понимаю, почему политики нас делят на «чистых и нечистых», стравливают между собой?

Разливая замечательный байховый чай из Нахчывана в подаренные хрустальные армуды, будем делиться впечатлениями о необычной поездке в Азербайджан и радоваться за наших друзей.

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...