22 июня, Пятница


Олег Кузнецов: "Если критикую правящий политический режим Армении, то за дело" - ЭКСКЛЮЗИВ

Интервью

A- A A+

Скандально известный московский адвокат армянской национальности Рубен Киракосян и со второй попытки не смог привлечь российского историка Олега Кузнецова к уголовной ответственности, сообщает Eurasia Diary.

Р.Киракосян стал скандально известен широкой публике в августе этого года, когда обратился в Следственный комитет России с заявлением о привлечении к уголовной ответственности известного российского историка и политического аналитика Олега Кузнецова за его научную монографию "История транснационального армянского терроризма в ХХ столетии".

Однако 4 октября следователь по особо важным делам отдела СКР по Западному административному округу Москвы Андрей Берлев на основании результатов психолого-лингвистической экспертизы вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, так как ни в содержании книги, ни в действиях самого Олега Кузнецова не было обнаружено состава преступления.
 
Чтобы узнать подробности, связанные со вторым иском, направленным против Олега Кузнецова, и очередным отказом привлечь его к уголовной ответственности, редакция Eurasia Diary обратилась к самому Олегу Юрьевичу.

- Олег Юрьевич, поздравляем вас со вторым отказом в возбуждении уголовного дела против вас. Мы знаем, что первый иск касался вашей монографии «История транснационального армянского терроризма в ХХ столетии». Расскажите нашим читателям, с чем было связано второе заявление?

 - На этот раз оно было связано с моими публикациями и интервью в прессе Азербайджана, будто бы теперь они разжигают межнациональную рознь в России. Следствие собрало указанные в заявлении публикации воедино, к слову, там есть, в том числе, и мои интервью вашему порталу, и направило из в Московский исследовательский центр Минюста России для проведения комплексной психолого-лингвистическлй экспертизы на предмет того, есть ли в моих словах призывы к насилию, унижению достоинства какой-либо нации и т.д. На этот раз специалисты работали с текстами не месяц, на всего три недели, после чего сказали, что я - абсолютно законопослушный человек, розни между народами не сею, а если критикую правящий политический режим Армении, то за дело, ведь ни для кого в мире не секрет, что вся политическая элита этой страны - бывшие полевые командиры незаконных вооруженных формирований армянских сепаратистов Нагорного Карабаха, а с позиции норм российского права - международные террористы.

-  Против вас действует один человек или это разные люди, объединенные армянским лобби?

 - С самого начала в попытках преследовать меня через Следственный комитет России участвовали два человека, один из которых - адвокат Рубен Киракосян - всегда был на виду, а второй - бывший военный следователь, а ныне адвокат Карен Нерсесян – который находился в тени, хотя управлял процессом именно он, Рубен Киракосян всегда был для него ширмой, камуфляжем, дымовой завесой. При таком раскладе первому, в случае успеха, должна была достаться слава, второму - основные финансово-политические дивиденды в виде боле высокого места в структуре управления армянской диаспорой в России.

Я не могу назвать их армянским лобби, поскольку они лоббировали не интересы своего народа, а только свои собственные интересы в деле управления этим народом.  В своих действиях они вели себя не как самостоятельные деятели, а как наемники, исполняющие чужую волю, хотя действовали сообразно со своими внутренними убеждениями. Достаточно сказать, что Карен Нерсесян за время, пока шла проверка по заявлениям в отношении меня в СКР, несколько раз ездил в Ереван. Сказать достоверно, с какой именно целью он это делал, я сказать не могу, но то, что в оба конца не раз пересекал государственную границу России - это точно. Не думаю, что так часто посещать Армению его заставляли сугубо частные интересы.

Что же касается Рубена Киракосяна, то в отношении него у меня тоже есть одно интересное наблюдение. Когда он похвалялся своими действиями в русскоязычной армянской прессе, то всегда позиционировал себя как президента Армяно-русского содружества юристов. Не так давно я задумался над вопросом о том, почему в названиях армянских организаций в России так часто фигурирует слово "содружество"? Оказалось, что в переводе на армянский язык оно звучит как "дашнакцутюн", а "Дашнакцутюн", как известно, - это старейшая армянская политическая партия с откровенно террористической идеологией. И когда общественные деятели армянской национальности в России в названии своих организаций используют слово "содружество", то они тем самым сигнализируют всем остальным армянам: знайте, мы - дашнаки, мы - националисты и террористы и претендуем управлять вами. Поэтому Рубен Киракосян действовал вполне в духе дашнакской идеологии - идеологии ненависти и презрения ко всему неармянскому. Я с моей позицией по нагорно-карабахскому конфликту в его понимании являюсь врагом всего того, что для него ценно, поэтому он так относится ко мне. С точки зрения клинической психиатрии все объяснимо, но с позиции норм российского законодательства не все так гладко. Но да Бог ему судья.

- Чего добиваются они в отношении вас?

С самого начала они пытаются нейтрализовать то влияние, которое я оказываю на российское и не только на российское общество в связи с критикой армянского терроризма и режима оккупации армянами азербайджанских земель. Мои слова находят отклик в умах и сердцах людей, что мешает армянским националистам проводить свою политику, поэтому им очень надо дискредитировать меня любыми способами, чтобы потом через массированную ложь развеять то влияние, которое я оказываю на людей. Все просто, тут нет никакого секрета. Поэтому цепляются и будут цепляться к каждому моему слову. Достаточно сказать, что Рубен Киракосян требовал от следствия проверить на предмет наличия экстремизма мою монографию по истории Восточной Европы середины XVI века. В ней я раскрываю механизмы мифологизации истории современной Украины, а он, видимо, думает, что после Украины я возьмусь за развенчание мифологизации истории Армении. Действует, так сказать, на упреждение. Это излюбленная тактика дашнаков - найти в оппоненте какой-нибудь изъян, а потом раздуть его в прессе до масштабов катастрофы. Миф о геноциде армян в Османской империи в годы Первой мировой войны создавался ими по той же схеме.

- Как вы думаете, помимо заявлений, будут они использовать другие методы давления на вас?

- Зная из истории методы деятельности дашнаков, а ни на секунду не сомневаюсь в том, что они сегодня считают меня "врагом Армении № 1" в России, и с позиции своего миропонимания будут делать все, что максимально затруднить мне жизнь. Так они поступали со всеми, кто был неугоден их этнократии. Поэтому я буду очень удивлен, если вдруг Нерсесян, Киракосян и Ко откажутся от этого, ведь ничего другого эти люди, кроме как жаловаться властям, не умеют. Жить по закону они не хотят и не могут, вот им и остается только кляузничать. К слову, когда я знакомился с материалами проверки по заявлению Киракосяна, следователь Андрей Берлев жаловался мне, что эта парочка московских адвокатов армянской национальности завалила жалобами на его действия все контролирующие и надзорные инстанции, но те в его действиях не находят нарушения закона. Не удивлюсь, что они и его, как некогда меня, причислят к своему ордену Рыцарей икорной дипломатии, тем самым намекая на коррупционные связи с Азербайджаном.  Вот это будет потеха.

Не исключаю для себя других форм давления, поэтому в незнакомых кампаниях на территории России не пью, хожу по пешеходным переходам строго по правилам дорожного движения,  регулярно оплачиваю все коммунальные платежи. Я всегда жду от них сюрпризов. Единственное, в чем я точно уверен, армянские лоббисты не посмеют меня подкупить.

Преследование со стороны армян будет продолжаться не только при моей жизни, но и после моей смерти. Изучая историю, я это уже для себя понял. Сейчас они будут бороться против меня, потом - против моих книг. Исходя из такого понимания реальности, для меня есть только один способ дальнейшего существования, его сформулировал Джекки Чан в фильме "Не отступать и не сдаваться". На армянские провокации я буду всегда реагировать с позиции силы, только в рамках закона и при максимальной гласности.  Сила, закон и правда - это те три доминанты, перед которыми армяне всегда пасуют.

 - Планируете подавать ответный иск?

Я не знаю, как сейчас ответить на этот вопрос. Пока я намерен вести защиту в информационном пространстве, а лучшая защита, как известно, - это нападение. Буквально на днях я полечу в Брюссель, где буду участвовать в международной конференции по противодействию сепаратизму. В рамках этого мероприятия запланирована презентация моей монографии "История транснационального армянского терроризма в ХХ столетии", интерес к которой в Европе Киракосян и Нерсесян своими действиями разогрели с новой силой. Естественно, я поведу туда и постановления об отказе в возбуждении против меня уголовных дел, чтобы в Европе знали, что за инакомыслие, если оно в рамках закона, в России никого  не наказывают.

Также в моих планах - создание документального фильма, строго основанного на материалах проверок по заявлениям Киракосяна против меня. Он будет называться "Адвокаты армянского терроризма". Одна беда - пока на производство фильма у меня нет денег.

Наталья Гулиева

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...