Турция сталкивается с проблемами в северной Сирии | Eurasia Diary - ednews.net

21 октября,


Турция сталкивается с проблемами в северной Сирии

Мнения экспертов A- A A+

Михаил Магид, 

публицист,

специалист по Ближнему Востоку,

специально для Eurasia Diary

В регионе Идлиб на севере Сирии постепенно обостряется обстановка. Режим Асада при поддержке иранских подразделений и про-иранских милиций планирует там крупную наступательную операцию. Население Идлиба составляет вместе с беженцами около 2,5 млн человек.

Ситуация осложняется тем, что в регионе присутствуют турецкие войска. Турция создала вокруг Идлиба 12 военных форпостов благодаря соглашению с Асдом, Ираном и Россией о так называемых "зонах деэскалации". Кроме того, в самом Идлибе есть турецкое военное присутствие, и ранее турецкие войска неоднократно вступали в перестрелки с шиитскими проасадовскими милициями в регионе.

Турция контролирует и ряд других регионов в северной Сирии, а именно курдский кантон Африн, а так же треугольник Баб-Джараблус-Азаз - местность куда в 2016 г вторглись турецкие войска, начинавшие в Сирии операцию Щит Евфрата (ранее, данный район контролировался Иламским государством, запрещенным в РФ). Позднее, в 2018 г, Турция оккупировала курдский регион Африн (эта операция получила название Оливковая ветвь), таким образом, соединив все контролируемые районы в единый массив.

Алавитско-шиитский режим Асада, поддерживаемый Россией и Ираном, пообещал восстановить контроль над "каждым дюймом" территории Сирии. К настоящему времени режим уничтожил все зоны деэскалации. Он так же заявил, что Турция незаконно оккупирует сирийские земли.

Хотя Асад отвоевал большую часть страны, турецкое присутствие осложняет любое правительственное наступление на северо-западе. Ведь такая операция означала бы прямое столкновение асадо-иранских сил с турецкой армией, что было бы чревато непредсказуемыми последствиями.

Национальная армия

Некоторое время назад Турция приступила к созданию на основе различных групп боевиков из числа анти-асадовской оппозиции т.н. Национальной армии. По мнению аналитиков израильской газеты Джерузалем Пост, эта армия может стать долгосрочным препятствием для восстановления контроля президента Башара Асада и его иранских союзников над северо-западом страны. Впрочем, остается вопрос, способна ли Турция положить конец соперничеству между группировками, которое уже давно подорвало силы боевиков оппозиции.

Роль Турции в Идлибе вышла далеко за рамки поддержки союзнических сил. Например, Турция открывает в Идлибе и других регионах Сирии школы, где ведется преподавание по турецким программам. В этом районе открыто не менее пяти отделений турецкой почты.

Полковник Хайтам Афиси, глава Национальной сирийской армии, которая формируется при поддержке Турции, говорит, что создание объединенных сил было непростой задачей, которая решалась в течение последнего года.

"Мы находимся в самом начале. Мы сталкиваемся со многими трудностями, но работаем над их преодолением", - сказал Афиси в интервью агентству Reuters в городе Азаз вблизи от турецкой границы.

Недавно ему пришлось издать приказ, предписывающий бойцам прекратить "беспорядочное открытие огня", носить военную форму и сотрудничать с недавно созданной военной полицией, которая представляет "силу закона и справедливости, а не соперничает ни с одной другой фракцией."

Фракциям также запрещено использовать свои собственные тюрьмы и суды, производить внесудебные аресты. Впрочем, неясно, выполняется ли это распоряжение, и если даже выполняется, то в каких именно районах.

Согласно израильским данным, объединенная Национальная армия также подвергается нападениям: несколько новобранцев получили ранения 5 августа, когда их выпускная церемония в городе Аль-Баб была обстреляна. Афиси заявил, что это была работа "врага революции. " Преступник идентифицирован, но полковник отказался сообщить, кто это был.

Национальная армия состоит на данный момент из 35 000 бойцов. В нее вошли представители некоторых крупнейших группировок, воюющих с Асадом. Это около половины всех сил боевиков, дислоцированных в регионах северной Сирии, контролируемых Турцией.

Прежние усилия по объединению повстанцев не увенчались успехом. Этому препятствовало местное соперничество, а иногда и конкурирующие стратегии иностранных государств, которые поддерживали различные группировки боевиков, снабжая их деньгами и оружием.

Но Национальная армия отличается от других проектов объединения, поскольку ее создание контролируется Турцией благодаря присутствию на местах ее военных. "Вся поддержка Национальной армии приходит со стороны Турции, других государств-партнеров в этом вопросе нет", - утверждает Афиси.

Это так же означает, что именно Турция станет определять цели Национальной армии.

Турецкая поддержка включает в себя заработную плату бойцов, материально-техническую поддержку и оружие . Афиси так же назвал трех официальных врагов армии: "Асад, РПК и Исламское государство".

Он отметил, что подразделения Национальной армии могут быстро слиться с турецкими боевиками в провинции Идлиб при необходимости. "Мы готовы и протягиваем руку всем группам, которые представляют цели революции", - заявил Афиси.

Ситуация в Идлибе осложняется присутствием хорошо вооруженных джихадистов из группировки Хайат Тахрир ал-Шам (ан-Нусра, сирийская ветвь Аль-Каиды) и других группировок, которые постоянно вступают в столкновения друг с другом. Все они были вытеснены из разных регионов Сирии и в настоящее время собрались в Идлибе. 

Цели Турции

Район Идлиб важен для режима Эрдогана по нескольким причинам.

Во-первых, турецкое государство рассматривает укрепление своего влияния в северной Сирии в качестве способа противостояния сторонникам идей Абдуллы Оджалана, курдским милициям ОНС (Отряды народной самообороны), связанным с РПК. Курды из РПК (Курдская рабочая партия) ведут борьбу на территории самой Турции за автономию. С точки зрения Эрдогана сохранение монолитного централизованного турецкого государства является важнейшей целью. Поэтому он считает для себя важным атаковать курдские автономные регионы, где доминируют сторонники идей Апо (Абдуллы Оджалана), повсюду, от севера Сирии до гор Кандиль на севере Ирака.

Во-вторых, Турция противостоит про-иранскому режиму Асада и с самого начала гражданской войны в Сирии сделала ставку на его противников.

В-третьих, расширение турецкой военной экспансии в регионе соответствует доктрине нео-османизма, которую исповедует Эрдоган. Согласно ей, в сферу экономического, военно-политического и культурного влияния Турции должны войти все регионы, некогда входившие в Османскую империю.

В-четвертых, Турция не заинтересована в победе Асада в Идлибе по той причине, что это привело бы к новым потокам суннитских беженцев. В настоящее время в Турции находятся 3,5 млн беженцев и Эрдоган неоднократно заявлял, что им нужно будет вернуться домой. Если к ним присоединится еще миллион человек, это может стать настоящей катастрофой для страны, особенно сегодня, когда Турция испытывает большие экономические трудности.

Метания Эрдогана

В настоящий момент Эрдоган оказался в сложном положении. Турецкая лира обрушилась, США объявили о введении против Турции экономических санкций. Экономике грозят серьезные потрясения, отношения с Америкой осложнились больше, чем когда-либо прежде.

Планируя наступление на Идлиб Асад и иранцы не могут не учитывать эти обстоятельства. Турция, со своей стороны, не может противостоять вообще всем. В этом вопросе Эрдоган надеется на посредничество России. Быть может, он готов был бы пойти на то, чтобы вернуть Асаду контроль над частью Идлиба, сохранив остальное. Но вот вопрос: насколько Асад готов к таким компромиссам?

С другой стороны, не ясны шансы Ирана и режима Асада в лобовом столкновении с турецкой армией, оснащенной новейшим оружием. Но не ясно и то, готов ли Эрдоган вообще применить собственную армию в ходе борьбы за Идлиб.

Согласно информации влиятельной французской газеты Монд, взятые под контроль турецкой армией регионы Сирии должны быть заселены принятыми в стране с 2011 г. сирийскими беженцами. Согласно совместному плану Москвы и Анкары, именно туда Турция намерена переселить миллионы беженцев, при этом Москва обеспечит политическую стабильность и нейтралитет Асада и иранцев, а западные страны, прежде всего Франция и Германия, инвестируют средства в строительство новых городских районов и поселков для беженцев.

Однако, возможна ли сегодня реализация подобного проекта? Это вызывает серьезные сомнения. Ни Асад, ни Иран, ни Германия, ни Франция пока не дали своего согласия.

 

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...