100 дней Пашиняна во власти | Eurasia Diary - ednews.net

26 февраля, Среда


100 дней Пашиняна во власти

Аналитический Центр A- A A+

Олег Кузнецов, 

российский политолог и историк,

специально для Eurasia Diary 


Ровно 50 дней назад Eurasia Diary опубликовала мою статью, посвященную подведению итогов первых пятидесяти дней руководства Арменией пришедшим к власти на волне народных протестов премьер-министром Николом Пашиняном. Скажу абсолютно честно и откровенно, - с того момента ничего в моих взглядах на политику и методы руководства этого деятеля принципиально не изменилось. С момента его прихода к власти я считал и продолжаю его считать отъявленным популистом. Тем не менее, за вторую половину своего 100-дневного срока пребывания во власти Пашинян сделал несколько очень громких,  не просто действий, а поистине поступков.  Это я  говорю совершенно серьезно.  После чего заставил говорить о себе не просто как о маргинальном лидере уличных протестов, а как о политике, способном и готовом принимать кардинальные решения. Все три с лишним последних месяца Пашинян всегда поступал громко, с треском и даже грохотом разрушая привычные стереотипы и преодолевая границы дозволенного во главе Армении своим политическим предшественникам, отчего наблюдать за ним со стороны всегда было интересно.

Однако перед тем, как начать анализ ряда его поистине революционных преобразований в Армении, состоявшихся в последние полтора месяца, позволю себе кратко, в нескольких тезисах, напомнить читателям о том, что я писал о Пашиняне и его политике 50 дней назад. Это позволит мне не повторяться в аргументации ранее сделанных выводов, но одновременно даст возможность использовать их как отправные точки для построения новых рассуждений. При этом сразу же хочу отметить, что деятельность Пашиняна на посту главы Армении настолько путана, бессистемна и несбалансированна, что он одновременно совершает абсолютно противоречивые действия, не поддающиеся логическому осмыслению, что, впрочем, бывает свойственно всякому популисту.

Позволю себе напомнить его первую политико-юридическую инициативу, - отменить взимание штрафов за нарушение правил дорожного движения, выписанных по данным камер контроля дорожного трафика, но без отмены самих штрафов и последующего демонтажа камер и исключения ряда норм из правил дорожного движения. То есть он предлагал отменить последствия применения закона без отмены самого закона. Правовой нигилизм данной инициативы Пашиняна был первой ласточкой, за которой в массовом порядке вскоре последовали и другие. Особенно ярко это проявилось при формулировании им своих новых подходов и принципов урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Пашинян в этом вопросе сразу же по приходу к власти в Армении привел позицию своей страны в соответствие с национальным законодательством США, а если быть более точным, то в соответствие со статьей 907, «Акта в поддержку свободы», согласно которой Нагорный Карабах не признается правительством США частью суверенной территории Азербайджана. Заявив о необходимости включения квазигосударства Арцах в число участников переговоров, он тем самым стер, как пыль со стола все результаты предыдущих 24 лет армяно-азербайджанских переговоров по нагорно-карабахскому урегулированию, при этом, не больно сильно удивив Азербайджан, но и полностью обескуражив международных посредников в лице Минской группы ОБСЕ и ее сопредседателей. Ладно бы он на этом остановился, благо для этого шага есть совершенно логическое объяснение: дескать, правивший в Армении на протяжении 18 лет "карабахский клан", а попросту хунта полевых командиров,  незаконных вооруженных формирований армянских сепаратистов Нагорного Карабаха, узурпировал власть в стране, после террористического акта 27 октября 1999 года и разгона мирных протестов граждан 1-2 мая 2008 года, а поэтому не может считаться легитимной властью, а все его действия - законными. Но нет, он пошел дальше и отправил своего сына служить добровольцем на оккупированные азербайджанские территории, тем самым показав, что Арцах - это не самостоятельное государство, а всего лишь оккупационный режим, подчиняющийся Еревану, а поэтому самостоятельным субъектом переговорного процесса быть не может ни де-юре, ни де-факто.

Последний поступок Пашиняна также заставил заинтересованного стороннего наблюдателя, к числу которых отношусь и я, задуматься над вопросом о том, а какой именно политический режим нынешний премьер-министр Армении хочет построить в своей стране? Недавний арест судом Еревана экс-президента Армении Роберта Кочаряна по обвинению в узурпации власти, а по сути - в организации государственного переворота, свидетельствует о том, что Пашинян хочет распрощаться с наследием недавнего прошлого, и всем тем, что связано с понятием "карабахского клана", и его государственно-политическими институтами и атрибутами.  Причем не только во внешней политике, но и во внутренней. Этому же, по идее, должны содействовать и запланированные на позднюю осень внеочередные парламентские выборы, проводимые исключительно для того, чтобы раз и навсегда ликвидировать в политическом пространстве Армении главный организационно-идеологический инструмент "карабахского клана" - Республиканскую партию Армении.  А вместе с ней и теорию цегакрона или арийского расового единства всех армян мира, автором, которой являлся Гарегин Нжде - основоположник армянского фашизма.

То, что Республиканская партия Армении была откровенно фашистской партией с момента своего создания, мало для кого из числа здравомыслящей публики было секретом, особенно после того, как в 2004 году была издана партийная брошюра "Гарегин Нжде и его учение". Армяне еще в начале 1930-х годов со страниц партийной газеты "Дашнакцутюн" не раз обвиняли Муссолини в том, что он украл у армянских националистов идеологию фашизма, благо эти статьи в газетных подшивках сохранились до наших дней. Потому-то и памятник Гарегину Нжде поставили в Ереване напротив здания правительства страны, который Пашинян каждый день вынужден видеть из окна своего рабочего кабинета. Поэтому его стремление произвести в Армении денацификацию по примеру того, какая произошла в Германии после Второй мировой войны, можно, нужно и должно приветствовать. Никол Пашинян имеет глобальный исторический шанс стать национальным героем Армении на все времена, если сделает это, - об этом я говорю абсолютно серьезно, - если сможет очистить свой народ от коросты фашиствующего национализма и привить ему основные черты западной демократической культуры.

Однако лично я не верю в то, что он сможет вывести армянский народ на путь цивилизации, демократии и прогресса. Как хорошо известно, любому просвещенному во внутренние дела Армении человеку, главной социальной опорой и по совместительству  ударной силой Республиканской партии Армении был и остается Союз еркрапа - военизированное объединение ветеранов армянских оккупационных войск на азербайджанских землях. Своего рода копия отрядов штурмовиков СА при НСДАП в фашистской Германии, которая поддерживается по линии правительства и вооруженных сил Армении, и чья деятельность регламентируется отдельным национальным законодательством. Стремясь убрать с политического поля Армении Республиканскую партию, Пашинян не может параллельно не затронуть и эту военизированную структуру, которую он, если в действительности заинтересован в демократическом развитии своей страны, должен будет объявить вне закона. Но тогда зачем он отправил служить в качестве добровольца еркрапа в Нагорный Карабах, на войну,  своего младшего сына? Или он действительно готов принести в жертву сына ради торжества своих политических принципов? В противном случае получается совершенно очевидная смысловая несостыковка: к чему Пашиняну своими руками превращать своего сына в еркрапа, то есть фашиста, когда он сам намерен с фашизмом в своей стране бороться?

И таких смысловых противоречий можно выделить множество, мы назвали здесь только самые главные. Действительно ли он хочет оптимизировать систему наказаний за нарушение правил дорожного движения в стране? Действительно ли он готов искоренить идеологию фашизма в своей стране и снести памятник Гарегину Нжде? Действительно ли он хочет прекратить нагорно-карабахский конфликт между армянским и азербайджанским народами? Действительно ли он хочет прогресса и демократии своей стране, а не стагнации под коростой национализма? А может быть все его громкие заявления, это всего лишь авантюрный популизм психически не вполне адекватного человека, за которым скрывается вопиющая некомпетентность и полное отсутствие понимания реалий жизни, которые свойственны людям, оторванным на некоторое время от социума (Пашинян при Кочаряне четыре года сидел в тюрьме), и привыкших жить в тепличных условиях руководителей финансируемых из-за рубежа,  разного рода неправительственными некоммерческими организациями? 100 дней правления Никола Пашиняна в Армении не дали внятного ответа ни на один из этих вопросов.

Понятно только одно: чтобы сохранить себя любимого на вершине власти, он будет вынужден и далее со все большей интенсивностью раскручивать маховик популизма, не считаясь ни с кем - ни с внутренними сторонниками, ни с внешними союзниками. Чтобы не выпасть из сиюминутной реальности, он будет вынужден беспрестанно ее создавать во все новых и новых вариациях, а поэтому его каждый последующий шаг должен быть более экстравагантнее предыдущего, и сотрясать Армению до самого основания. Мне же остается только со стороны с интересом наблюдать, насколько Пашиняна в его борьбе с самим собой и окружающей действительностью хватит, и кто быстрее сломается - он сам или бедная многострадальная Армения.

 

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...