Международный валютный спрут. Как МВФ «порабощает» страны | Eurasia Diary - ednews.net

23 августа, Пятница


Международный валютный спрут. Как МВФ «порабощает» страны

Аналитический Центр A- A A+

В некоторых странах на уровне государственной власти кредиты от МВФ до сих пор называют «помощью». Невзирая на то, что они, как обычные кредиты подразумевают возврат выданных средств и проценты за их использование. И, как необычные кредиты, сопровождаются еще и требованиями по изменению внутреннего законодательства, внутренней экономической политики, а порой и внешней. Если в какой-либо стране кредит от МВФ назвали «помощью» – это диагноз. Страна лишилась суверенитета. МВФ часто называют «кредитором последней надежды», в действительности это он сам себя так называет. Давайте посмотрим, что такое МВФ, на реальных примерах.  

Яркий пример последствий работы МВФ с суверенным государством – бывшая Югославия. В отношении мощного многонационального южно-европейского государства валютный фонд проявлял выдержку и терпение. 

В 1965 году у Югославии перед МВФ была незначительная задолженность в размере 1 млрд. долларов. В том же году началась общественно-экономическая реформа, «с целью интенсификации развития экономики». Суть ее заключалась в устранении государства из сферы экономики и перестройка экономической организации на основах самоуправления. Самоуправление и регионализация, когда каждая республика пыталась тянуть из общего бюджета максимально, но в то же время старалась создавать замкнутые внутриреспубликанские структуры, приводили к появлению неоптимальных по размерам и эффективности предприятий. Последствия не заставили себя долго ждать – государство столкнулось с инфляцией, нестабильным экономическим ростом, увеличением структурных диспропорций. Международный валютный фонд постепенно приближался к Югославии, навязывая Белграду свои желания. Это привело Югославию к еще большей зависимости от кредиторов. 

А в середине 1970-х была принята новая Конституция Югославии, где появилась статья о государственности республик и автономных краев. И в большинстве республиканских конституций было подчеркнуто право наций на самоопределение, включая право на отделение. 

Между тем долг Югославии перед Международным валютным фондом рос, к 1980 году он составил 20,1 млрд долларом. Здесь заканчивается история процветающего государства. И начинается эпоха «помощи» МВФ. И валютный фонд не теряет время зря, по традиции выдвигая жесткие требования в обмен на кредиты. Фонд потребовал сократить дотации слаборазвитым регионам и отказаться от социалистических планов на экономику. Югославские власти их выполнили, и получили рост сепаратистских настроений среди албанцев. Уже в 1981 году по Косово прокатились кровопролитные столкновения, а десятки тысяч неалбанского населения покинули автономный край. Подавление беспорядков стоило денег, которых у Белграда не было. Тут на «помощь» снова пришел МВФ. К 1984 году сумма была сопоставима с 70% от кредитных средств, предоставленных МВФ, а «ценные советы» экспертов Фонда обошлись еще в 25% от суммы кредитов.Валютный фонд уже вовсю предписывал Югославии, что делать во внутренней политике. В соответствии с поправками к Конституции, принятыми 25 ноября 1988 года, Сербия отказывалось от роли центра экономического управления и выполняла лишь, по сути, рекомендательные функции по координации экономики, обеспечению правового порядка и финансовой стабильности.

В 1989 году был принят закон об иностранных капиталовложениях, разрешающих заграничных компаниям инвестировать во все югославские предприятия. Он снял ограничения на экспорт и импорт, и пустил по миру сотни местных производителей.  

Дальше были требования ослабить национальную валюту, заморозить зарплаты, сократить государственные расходы... Население стремительно беднело – цены росли, зарплаты в лучшем случае топтались на месте. По стране прокатилась волна банкротств предприятий. Почти полтора миллиона рабочих (порядка половины работающих в промышленности югославцев) остались без работы. В 1990 году ВВП рухнул на 7,5%. В 1991 – на 15%. Промышленное производство упало на 21%. 

Фактически от единого государства ничего не осталось. Юридическое оформление развала страны произошло в 1991-1992 годах. Это дало возможность МВФ проводить приватизацию в каждом из уже независимых государств.ольшими последствиями сотрудничество с МВФ обернулось для Сомали. В конце 1970-х разгорелась эфиопо-сомалийская война, перешедшая в долгую партизанскую. В начале девяностых страна погрузилась в хаос, безвластие и «помощь» МВФ. Сомали остро нуждалась в деньгах, и они пришли, вместе с жесткими традиционными требованиями: проведение политики «жесткой экономии» и девальвации сомалийского шиллинга. «Помогли» и США, предоставив американское зерно по демпинговым ценам. Но поставки дешевого зерна не бывают вечными, они продолжаются лишь до тех пор, пока не разорились местные производители. Обнищание крестьян, занимавшихся производством зерновых, привело к падению спроса на промышленные, непродовольственные товары, производимые в городах, что в свою очередь разорило городских жителей. Затем к крестьянам и горожанам, разоренным кризисом, присоединились и кочевники-животноводы. Этим животноводам некому было продавать результаты своего труда. В результате скот был вырезан. 

Традиционное требование МВФ – приватизация, в сомалийском варианте было осуществлено в виде ликвидации государственного сельскохозяйственного сектора. Это привело к катастрофическому уменьшению поступлений в бюджет. Обнищание народа вылилось в гражданскую войну, унесшую около 60 тысяч граждан и 300 тысяч умерших от голода. 

Нищета по рецептам МВФ заставила многих сомалийцев выйти на «большую дорогу» и заняться разбоем. В случае с Сомали, имеющем более 3 тыс. км побережья, «большая дорога» оказалась Индийским океаном, где сомалийские пираты до сих пор продолжают грабить суда различных стран мира. 

В результате междоусобных войн страна на долгие годы была погружена в хаос, и по состоянию на начало 2019 года, разделена на шесть непризнанных государств. 

Напомню, с начала 1990-х годов порядок в Сомали пытались наводить вооруженным путем и США, и Эфиопия, и Межафриканские миротворческие силы, состоящие в основном из угандийцев и бурундийцев. А ведь можно было действительно помочь, а не доводить до банкротства целые отрасли экономики и общество в целом. И для МВФ это не стоило бы дорого. Зато теперь, из-за сомалийских пиратов многие страны получили дополнительный повод усилить военное присутствие в регионе.

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...