Время для создания национальной стратегии по превращению Центральной Азии в страну возможностей | Eurasia Diary - ednews.net

6 мая, Четверг


Время для создания национальной стратегии по превращению Центральной Азии в страну возможностей

Аналитический Центр A- A A+
После инаугурации администрации Байдена в Соединенных Штатах в международном сообществе снова произошли серьезные изменения на фоне конкуренции между державами за превосходство. Конфликт между США и Россией углубляется, а конкуренция между США и Китаем усиливается. На фоне реорганизации противостояния между США и ЕС против России, Китая и Северной Кореи международная ситуация вызывает опасения возможностью наступления эры Новой холодной войны. Кроме того, введение «пограничного налога на выбросы углерода» стало реальностью благодаря повторному присоединению США к Парижскому соглашению по климату и политике углеродной нейтральности. Соответственно, компании во всем мире находятся в ситуации, когда трудно выжить без реорганизации своих производственных линий. Что еще хуже, из-за пандемии COVID-19, с которой с прошлого года ведется борьба во всем мире, в экономической структуре каждой страны также неизбежны структурные изменения.
 
Прогнозируется, что значение и важность Центральной Азии будут пересмотрены в то время, когда международная ситуация и экономические условия провоцируют внутренние и внешние структурные изменения. В частности, США начали усилия по расширению своего влияния в Центральной Азии для сдерживания влияния Китая и России. В последнее десятилетие, после полного вывода американских войск из Кыргызстана и Узбекистана в 2014 году, Центральная Азия находилась вне зоны интересов США. Однако в последнее время подчеркивается роль форума «C5 + 1», состоящего из пяти стран Центральной Азии и Соединенных Штатов, и ожидается, что Соединенные Штаты продемонстрируют значительное присутствие в этом регионе с точки зрения экономики и безопасности. США надеются вернуться в Центральную Азию, подчеркивая угрозу режима афганских талибов, но тут прослеживается скрытое намерение США держать Китай под контролем.
 
Страны Центральной Азии также могут приветствовать присутствие США. Это связано с тем, что увеличивается бремя растущей зависимости от России и Китая в экономическом и военном секторах. В частности, страны Центральной Азии, которые активно сотрудничали в китайском проекте «Один пояс и один путь», все более настороженно относятся к Китаю из-за опасений, что такая инфраструктура может быть использована в военных целях. США, которые осознали реальную проблему стран ЦА, которые отчаянно пытаются инвестировать в инфраструктуру, такую ​​как строительство дорог, железных дорог, портов и плотин, но не имеют достаточного капитала и технологии, и из-за этого не могут отказаться от предложения Китая о сотрудничестве в рамках проекта «Один пояс и один путь», вероятно, будут предлагать разные проекты экономического сотрудничества в области инвестиций в инфраструктуру, чтобы решить эти насущные проблемы стран ЦА. В частности, Узбекистан, который проводит радикальные реформы и политику открытости с момента прихода к власти президента Мирзиёева, надеется вступить в ВТО, и отношения между Узбекистаном и США развиваются очень дружественно.
 
При этом заявляет о себе и государство, которое стало одной из новых держав в регионе после распада Советского Союза и обретения независимости странами Центральной Азии. Это Турция. Страна постепенно расширяет свою экспансию в Центральную Азию и превратилась в сильного инвестиционного партнера и объект экономического сотрудничества для стран Центральной Азии вслед за Россией и Китаем. В частности, после того, как в 2010 году был образован «Тюркский совет» - «Совет сотрудничества  тюркоязычных государств», влияние Турции еще больше возросло. За исключением Таджикистана, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Туркменистан – относят себя к «тюркским странам». Также сюда входят Азербайджан и Турция. По оценкам тюркоязычное население Евразийского континента составляет от 200 до 250 миллионов человек. Страны тюркского пояса, который проходит через Евразийский континент, выстраивают системы солидарности и сотрудничества во всех возможных областях, включая политику, экономику, торговлю, логистику, культуру, образование, транспорт, образование и туризм. В 2018 году Узбекистан стал последним членом, присоединившимся к Тюркскому совету, а Туркменистан, нейтральная страна, по-прежнему имеет статус наблюдателя. Как изменится статус тюркских государств в ближайшие 10 лет, предсказать непросто.
 
Страны Центральной Азии также являются объектами нового северного экономического сотрудничества и важными партнерами по экономическому сотрудничеству для Республики Корея. Между тем, в действительности сотрудничество с Центральной Азией не входило в число приоритетных задач по сравнению с Россией или Китаем. Однако в ситуации, когда американо-российские отношения демонстрируют конфликт и конфронтацию, а американо-китайские отношения превращаются в соревнование за превосходство, нам необходимо пересмотреть потенциал и стратегическое значение Центральной Азии. В частности, накануне 30-летия установления дипломатических отношений необходимо проанализировать прошедший тридцатилетний период и разработать планы экономического сотрудничества на будущее. Прежде всего, нам необходимо найти новые возможности в условиях колебаний экономической и промышленной структуры промышленной цифровой трансформации и трансформации внутренней или региональной цепочки создания стоимости, вызванной углеродной нейтральностью и пандемией коронавируса.
 
Прежде всего, в то время, когда «углеродная нейтральность» становится решающим критерием выживания стран и компаний, открываются возможности в энергетическом и автомобильном секторах Центральной Азии. Необходимо серьезно уделить внимание инвестициям в энергетическую инфраструктуру, потому что Центральная Азия имеет очень хорошие условия для производства новой и возобновляемой энергии с точки зрения природных условий, таких как солнечное тепло и энергия ветра. Кроме того, в случае с автомобильной промышленностью, учитывая отчаянную ситуацию, с которой сталкиваются обе страны, необходимо подумать о том, как преобразовать сборочные предприятия, такие как GM Uzbekistan в Узбекистане или Hyundai Motor Company в Казахстане, в линии по производству электромобилей. После начала пандемии страны Центральной Азии продвигают развитие отечественной обрабатывающей промышленности, которая предусматривает самостоятельный закуп товаров с опорой на существующую политику перехода на внутреннюю или региональную производственно-сбытовую цепочку. Например, президент Узбекистана Мирзиёев заявил о собственном производстве автозапчастей. Также важно, что страны Центральной Азии четко осознают, что цифровая трансформация является неизбежной реальностью во всех областях.
 
Чтобы превратить Центральную Азию в страну возможностей на фоне таких революционных структурных изменений в экономике и промышленности, правительству Южной Кореи нужна детальная, подробная и систематичная стратегия продвижения в Центральную Азию. Для того, чтобы правильно понять особенности стран Центральной Азии и должным образом отреагировать на сотрудничество с ними, необходимо разработать и установить отдельную национальную стратегию для входа и развитие сотрудничества в Центральной Азии, которая сочетает в себе такие подходы, как политика, дипломатия, экономика и культура.
 
Причина тому, прежде всего, в том, что Центральная Азия - это экономическая структура, управляемая государством. Когда государство не вмешивается и передает всю ответственность компаниям, бизнесу сложно развиваться гладко, каким бы хорошим ни был его старт. Слишком много препятствий, которые необходимо преодолеть, и нелегко преодолеть проблемы бюрократии, коррупции и различия между системами. Во многих случаях проекты ГЧП также приостанавливаются из-за того, что правительство не предоставляет финансовые гарантии. Вот почему частный капитал не может развиваться, а экономическое сотрудничество не может расширяться по сравнению с Китаем. Чтобы постоянно выигрывать крупномасштабные тендеры, такие как «Сургиль», представительный проект сотрудничества между Южной Кореей и Центральной Азией, правительству необходимо активно выявлять проекты и развивать их в качестве проектов под руководством государства. Кроме того, специальные организации, которые могут решать проблемы и трудности бизнеса, должны быть созданы одновременно в пяти странах Центральной Азии и в Южной Корее. Подобные организации смогут нормально функционировать только при наличии системы, позволяющей немедленно отчитываться перед премьер-министром каждого члена-государства.
 
Во-вторых, для того, чтобы государство могло активно открывать проекты и вести экономическое сотрудничество с ЦА, необходимо аккумулировать исследования по Центральноазиатскому региону. Гуманитарные науки и региональные исследования необходимо изучать как единое целое, но в Южной Корее по-прежнему не хватает исследовательских кадров по региону Центральной Азии. Это результат недостаточной системы профессиональной подготовки и обучения талантливых кадров. Должна быть система для подготовки как промышленных экспертов, так и научных исследователей, которые могут работать в различных областях, таких как логистика, транспорт, строительство, право, искусственный интеллект, сельское хозяйство, блокчейн, энергетика и т. д., которые необходимы для продвижения в Центральную Азию. Однако трудно ожидать решения проблемы от университетов, находящихся под угрозой существования из-за демографической пропасти. Государство должно возглавить развитие человеческих ресурсов на основе государственно-частного и академического сотрудничества.
 
В-третьих, отсутствие достаточной осведомленности о странах Центральной Азии также влияет на экономическое сотрудничество между Кореей и странами Центральной Азии. Необходимо расширить масштабы публичной дипломатии в культурных сферах. Поскольку большая часть культурного контента сфокусирована на Соединенных Штатах и ​​других западных странах, не так много возможностей получить доступ к информации о других странах. Отмечая 30-летие дипломатических отношений рекомендуется активно содействовать созданию культурного центра, который может подробно представлять и продвигать культуру Центральной Азии. Вместо того, чтобы рассматривать единую категорию «Центральная Азия», желательно разделить ее по языковой и культурной подкатегориям, ​​как, например, «Турецкий культурный центр», «Персидский культурный центр» и «Монгольский культурный центр». В случае создания Тюркского культурного центра, прежде всего, можно получить помощь различных международных организаций, таких как «Международная организация тюркской культуры» и «Фонд тюркской культуры и наследия», которые являются партнёрами Тюркского совета. Кроме того, учитывая, что большинство стран Центральной Азии являются тюркскими странами, и есть возможность замкнуть евразийскую сеть, к которой присоединяются Азербайджан и Турция, сфера использования такого культурного центра считается широкой. Конечно, Туркменистан, Узбекистан, Казахстан и Кыргызстан - отдельные национальные государства, различающиеся своей исторической и культурной спецификой. Однако этот момент может быть крайне положительным, если мы сумеем, продемонстрировав виртуозные навыки управления, с помощью выявления общих черт и различий обратить разнообразие в преимущество. Персидский культурный центр также важен тем, что в Корее ещё нет исторических и культурных мест, где люди могли бы прикоснуться к персидской культуре таких стран как Иран или Таджикистан. В случае с монгольской культурой, хотя относительно много организаций и учреждений предоставляют возможности для ознакомления с этой культурой, все же необходимо организованное историческое и культурное пространство.
 
В этом году исполняется 30 лет независимости стран Центральной Азии от Советского Союза. В следующем году будет отмечаться 30-летие установления дипломатических отношений между Южной Кореей и странами Центральной Азии. Даже в жизни человека значение тридцатилетнего возраста может казаться совершенно особенным, так как люди считают, что в 30 лет человек может по настоящему встать на ноги. В <Теории> этот возраст указан как этап самоопределения, субъективного суждения и самоуправления. Пора как следует осознать себя, понять, что следует отложить, а что взять с собой, а затем составить жизненный план. Теперь, будучи стратегическим партнером Центральной Азии, мы должны осмыслить наш опыт последних 30 лет и принять четкое решение о том, что нам делать дальше. Нам нужно обрисовать конкретный план будущего. Превращение Центральной Азии в страну возможностей по-прежнему зависит от нашего выбора.
 
К 30-летию установления дипломатических отношений
 
О Ынгёнг (профессор, Женский университет Донгдук)

 

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
Telegram: @eurasia_diary
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...