Байден намерен преодолеть проблемное наследие, оставшееся после президентства Трампа - эксперт | Eurasia Diary - ednews.net

25 июля,


Байден намерен преодолеть проблемное наследие, оставшееся после президентства Трампа - эксперт

Аналитический Центр A- A A+

Этот саммит дал меньше поводов для разговоров о кризисе НАТО и больше – о возможности снизить взаимные противоречия между членами организации.

Об этом сказал Eurasia Diary российский политолог, ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

Политолог напомнил переговоры на полях этого мероприятия между Джозефом Байденом и Реджепом Эрдоганом или тем же президентом Турции и Эммануэлем Макроном: «Кроме того, идея создания Инновационного фонда НАТО по поддержке стартапов для разработки новых технологий двойного назначения в областях, ключевых для безопасности государств-членов Альянса, может стать дополнительным инструментом для работы организации с бизнес-элитами».

Что касается заявления президента США Джо Байдена, о важности защиты Европы, Турции и Канады, эксперт сказал, что Байден выделил Турцию и Канаду еще и с целью заявить о необходимости для Альянса вести более активную работу с регионами Большого Ближнего Востока и Арктики соответственно: «Ведь названные государства являются «окнами» для НАТО в эти регионы. Кроме того, Байден явно хочет подчеркнуть, что намерен преодолеть проблемное наследие, оставшееся после президентства Трампа – а оно связано со сложными отношениями Вашингтона как с Турцией (хотя предыдущий хозяин Белого дома нередко играл роль «доброго полицейского» на фоне более «злого» Конгресса в диалоге с Анкарой, так и с Канадой. Причем, с обеими данными странами проблемы у США оставались и в первые месяцы президентства Байдена. Например, в случае с Канадой – это позиция действующего президента США против строительства трубопровода Keystone XL, который позволил бы снабжать канадской нефтью американские нефтеперерабатывающие заводы. Вполне возможно, что Байден использовал эту реплику на саммите НАТО, чтобы снова напомнить о готовности найти темы для сближения с Оттавой и Анкарой».

Говоря о 5 статье Североатлантического договора эксперт отметил, что стоит обратить внимание, что советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан недавно упоминал ст. 5 Североатлантического договора конкретно в связи с киберугрозами в плане «технической или разведывательной поддержки со стороны другого союзника», если один из членов НАТО столкнется с такими вызовами:

«В пункте в итоговом коммюнике прошедшего саммита тема киберугроз, как известно, тоже была затронута (например, наиболее подробно, в пункте 32 данного документа). Во-первых, это можно считать реверансом в сторону разведывательного сообщества и связанного с ним лобби в самих США – если сделан акцент на помощь союзникам по борьбе с такими вызовами, значит могут появиться дополнительные бюджеты для американских спецслужб и иных силовых ведомств на такую помощь. Тем более, что подобные темы Белый дом уже предпринимал в связи с внутренними проблемами – например, в апреле 2021 года администрация Байдена одобрила 100-дневный план по защите от киберугроз энергетической инфраструктуры страны. Во-вторых, это часть объединяющей повестки для стран НАТО и достаточно перспективная. Все-таки это знаковый, первый саммит Альянса для Байдена в таком качестве. Просто в очередной раз дать понять, что он «не Трамп» и ценит союзников по НАТО, для действующего американского президента и его команды в такой ситуации недостаточно. У ряда стран Альянса на этом фоне может усилиться надежда на появление в будущем на их территории новых объектов НАТО, связанных с обеспечением кибербезопасности. В-третьих, усиление темы киберугроз за счет апелляции к пятой статье – это еще и дополнительный повод для политического торга с Россией и Китаем, которым США и ряд союзников Вашингтона обычно адресуют обвинения в организации кибератак. Благо, Москва уже неоднократно давала понять, что видит в обсуждении подобных аспектов безопасности повод для переговоров. Например, Владимир Путин еще в сентябре 2020 года призывал к «принятию комплекса практических мер по перезагрузке двусторонних отношений в сфере использования информационных и коммуникационных технологий»».

Далее Нейжмаков подчеркнул, что для руководства Грузии и Украины, не являющихся членами НАТО, важно, по крайней мере, упоминание в итоговом коммюнике о решении саммита Альянса 2008 года в Бухаресте, что эти два государства станут участниками организации с Планом действий по членству в качестве неотъемлемой части этого процесса6

«В коммюнике, принятом на нынешнем Брюссельском саммите, отношения Альянса с Грузией и Украиной в принципе были расписаны достаточно подробно – в пунктах 68 и 69 соответственно. Другое дело, что пока это скорее символический шаг – возможно, сделанный и с учетом интересов Джозефа Байдена, которому было выгодно «уравновесить» факт переговоров с Владимиром Путиным (последовавших вскоре после саммита НАТО) поддержкой жестов, которые явно не понравились бы России. Можно обратить внимание, что в отношении Грузии, которая в предыдущие годы приближалась к вступлению в НАТО более быстрыми темпами, чем Украина, коммюнике содержит и несколько более конкретные предложения по сотрудничеству на ближайшую перспективу (например, в сфере «обеспечения безопасности связи») и реплику о готовности «усилить поддержку» этого государства в целом».  

 

 

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
Telegram: @eurasia_diary
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...