Максима герцога де Шуазеля | Eurasia Diary - ednews.net

22 октября, Вторник


Максима герцога де Шуазеля

«Какое значение имеют деньги, если они ничего не стоят?»

Экономика A- A A+

Когда отправляешься в путешествие по миру богатейших людей планеты, стоит вооружиться подходом герцога де Шуазеля. «Главный министр» Людовика XV, протеже Помпадур и великий государственный деятель, обычно отвечал тем, кто выражал беспокойство по поводу версальской роскоши: «Какое значение имеют деньги, если они ничего не стоят?» Вооружившись этой мудрой максимой, можно отправляться в путь.

Начнем, пожалуй, с Бомбея, где живет Мукеш Амбани, богатейший человек в Индии, чье состояние оценивается в 54 миллиарда долларов. В этом году он оказался на 11 месте в списке 500 главных миллиардеров мира «Блумберг». 62-летний магнат проживает в частной 27-этажной высотке, которая может потягаться с небоскребами парижского делового квартала Дефанс. Первые шесть этажей заняты двумя сотнями роскошных автомобилей, среди которых найдется немало болидов с окончанием на «и», таких как бугатти, феррари и ламборджини. Разумеется, хватает там и роллс-ройсов. Несколькими десятками метров выше находятся 29 спален, кинотеатр, олимпийский бассейн, фитнесс-центр и три вертолетных площадки на крыше. Как бы то ни было, главная деталь, которая поражает даже пресыщенных всем гостей, это порхающие вокруг них бабочки в лифтах резиденции, за которой следят 600 сотрудников.

Теперь возьмем курс на север. «У меня всегда была пила на расстоянии протянутой руки, когда мы приближались к айсбергу в Северном Ледовитом океане, — рассказывает бывший капитан роскошной яхты, удобно расположившись на террасе в Монако. — Я отпиливал кусок и отправлял его в холодильную камеру. По возвращении в Сен-Тропе российский владелец любил предлагать гостям джин-тоник. В стаканах плавал полярный лед, а когда он таял, вода приобретала прекрасный голубой цвет».

Куда двинуться дальше? Если судить по рейтингу «Блумберга», имеет смысл облететь весь мир, поскольку богатство следует модным тенденциям глобализации. В тройке лидеров знакомые всем имена: за основателем «Амазон» Джеффом Безосом (Jeff Bezos, 119 миллиардов долларов) следуют делящие второе место Билл Гейтс (Bill Gates) и Бернар Арно (Bernard Arnault) благодаря котировкам «Майкрософт» и LVMH.Найдется на страницах и с десяток других имен, которые мелькали на обложках журналов: Уоррен Баффетт (Warren Buffett), Марк Цукерберг (Mark Zuckerberg), Франсуа Пино (François Pinault), Роман Абрамович, Франсуаза Беттанкур (Françoise Bettencourt), Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi), Руперт Мердок (Rupert Murdoch), Ральф Лорен (Ralph Lauren), Джордж Сорос (George Soros), Джорджо Армани (Giorgio Armani), Стивен Спилберг (Steven Spielberg), Ричард Брэнсон (Richard Branson), Венсан Боллоре (Vincent Bolloré)… Как бы то ни было, на первых позициях хватает новичков вроде «крокодила с Янцзы» Джека Ма, основателя торговой площадки «Алибаба» и богатейшего человека в Китае (44 миллиарда долларов), или нигерийца Алико Данготе (16,5 миллиарда долларов), крупнейшего африканского предпринимателя, который сколотил состояние на цементе.

 

«Однажды я выписал банковский чек на 10 миллионов долларов, привез купюры домой и стал смотреть на них, — рассказывал 62-летний предприниматель на крупнейшем африканском экономическом форуме в Абиджане в апреле 2019 года. — Тогда я сказал себе: „Да, теперь у меня есть деньги". Когда вы начинаете, первый миллион очень важен, но потом цифры уже мало что говорят».

Среди 500 имен, которые регулярно мелькают во всевозможных «хит-парадах», имеются представители полусотни стран. Подавляющее большинство составляют мужчины, во многих случаях, пожилые. Тем не менее там становится все больше тех, кому только за 40. «Старые деньги» от нефти, шахт и заводов соседствуют с «новыми деньгами» интернета, главным представителем которых можно считать главу Фейсбука Марка Цукерберга.

Эта мозаика не ускользнула от внимания принца Шарля-Анри де Лобковица (Charles-Henri de Lobkowicz), прямого потомка Людовика XV, чье имя отдает дань памяти одновременно Карлу Х и Генриху IV, первому и последнему из правивших Бурбонов. «В первом классе лайнера „Франс", где мне доводилось бывать в детстве, и которого больше нет, все пассажиры знали друг друга и общались. Сегодня такого общего круга больше нет. Я вижу новые семьи и культуры, например, из Индонезии и Азербайджана. Это очень интересно».

Как бы то ни было, имеющегося у принца состояния недостаточно для содержания трех семейных замков в Бурбонне. Ему приходится работать. В частности, он берет на себя роль представителя крупных брендов среди нуворишей, на которых производит впечатление его родословная. Дело в том, что среди состоятельных людей становится все меньше и меньше аристократов. Британская королевская семья все же удерживает статус миллиардеров благодаря землям герцогов Ланкастерского и Корнуолльского, драгоценностям Короны и недвижимости в самых дорогих районах Лондона.Во Франции аристократия сгибается под большими долгами. На продажу выставлено порядка двух тысяч замков, а на аукционах появляется все больше знаменитых предметов. Осенью 2015 года «Сотбис» (Sotheby's) организовал продажу королевской коллекции графа Парижского. 232 лота, в том числе вышитая сумочка Марии-Антуанетты, принесли 6,2 миллиона евро, хотя все вместе их оценивали в сумму менее миллиона. «Трижды в год аукционный дом „Друо" (Drouot) проводит ликвидацию замка, трагическое уничтожение памяти дворянства, — говорит профессор истории в Сорбонне Эрик Мансьон-Риго (Eric Mension-Rigau). — Тем не менее этот упадок затронул не всех. У некоторых семей, таких как Брогли и Аркур, до сих пор остался серьезный фонд недвижимости в престижных парижских округах, в том числе в 7-м, 8-м и 16-м».

Мир сверхбогатых представляет собой причудливое микросообщество, в котором соседствуют вцепившиеся в вензеля дворяне, технологически подкованные бизнесмены из Кремниевой долины, нередко преследуемые налоговиками российские олигархи, обеспеченные саудовские наследники и китайские магнаты с имперскими запросами. Здесь нет ни намека на фраки, цилиндры и сигары, которые до сих пор используются для карикатурного изображения старых богачей вроде Рокфеллера. Джинсы «армани» с черными кроссовками «найк» на ногах — такова сегодня излюбленная «униформа». Меняются даже представления о приличиях. «Каждый год в большом парижском дворце проходит бал, но я могу сосчитать по пальцам пары, которые вальсируют в ритм», — с сожалением отмечает Эрик Мансьон-Риго. Это не говоря уже о целовании руки, «искусстве, которого сегодня придерживаются лишь очень немногие, в том числе я», — вздыхает принц Лобковиц.

РИА Новости

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...