Пробуждение тюркской идентичности и потенциал Южного Азербайджана беспокоит Иран - Эксперт | Eurasia Diary - ednews.net

18 января, Понедельник


Пробуждение тюркской идентичности и потенциал Южного Азербайджана беспокоит Иран - Эксперт

Интервью A- A A+
Небольшой дипломатический скандал, вызванный протестом министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа против стихотворения о Лачине,прочитанного  на параде победы в Баку президентом Турции Эрдоганом, -хотя и был разрешен,но привлек не мало внимания. В связи с этим Eurasia Diary взяла интервью у  эксперта TURPAV по международным отношениям Догаджана  Басарана.
 
 
В своем твите  Д.Зариф заявил, что земли к северу от реки Араз были насильственно отделены от «родины Ирана». Известно, что Азербайджан был разделен между Россией и Ираном в 1828 году по Туркменчайскому мирному договору. (на севере и юге Азербайджана  живут азербайджанские тюрки, а не персы). Какова цель этого утверждения Тегерана и  какое сообщение оно несет в себе?
 
На первом этапе во время операции по освобождению территорий в Нагорном Карабахе Иран поддержал Армению. Однако следует отметить, что после реакции тюрок Южного Азербайджана Иран выступил с заявлениями в поддержку Азербайджана. Тегеран также назвал Нагорный Карабах землей Ахль аль-Байт. Хотя это заявление было  высказано в контексте поддержки Азербайджана, в то же время оно  указывало на то, что у Ирана другие планы,связанные  с этой географической зоной. Фактически, реакция в Иране на стихотворение с упором на Лачин,прочитанное президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом на параде победы в Баку, еще раз подчеркнула обеспокоенность Тегерана урегулированием нагорно-карабахского конфликта в пользу Азербайджана. Потому что Иран искал скрытые намерения,преувеличенно отреагировав на стихотворение Эрдогана, и попытался заслонить церемонию победы в Баку, вызвав кризис. И наконец,заявление о том, что земли к северу от реки Араз были отделены от «родины Ирана» в результате Туркменчайского договора 1828 года, показало, насколько Тегеран далек от реальности. Фактически, министр иностранных дел Ирана исказил взгляды президента Эрдогана, обвинив его в неуважении территориальной целостности Ирана и сам проявил неуважение к  территориальной целостности независимого Азербайджана, заявив, что Северный Азербайджан отделился от «родины Ирана».
 
Почему этот вопрос столь важен  для Ирана? В каком случае Южный Азербайджан, как и Северный Азербайджан, может получить независимость?
 
- Реакция Ирана проистекает из сложности демографической и этнической структуры страны. Среди множества этнических групп -тюрки Южного Азербайджана составляют самую важную группу в стране. По этой причине  в Южном Азербайджане могут развиться националистические движения, которые станут кошмаром для Ирана. Кроме того, южно-азербайджанские тюрки, которые хранили молчание во время санкций против Ирана, растущей бедности, коррупции и многих других проблем , не колеблясь, критиковали руководство Тегерана по поводу Нагорного Карабаха и предпочли тюркскую идентичность. В этом смысле победа Азербайджана вызвала резонанс за пределами Ирана и сыграла важную роль в укреплении тюркской  идентичности. По этой причине Иран, который считает Южный Азербайджан своим слабым местом, пытается обуздать националистические движения за независимость, которые могут развиваться в регионе, путем преувеличенной реакции. Однако в нынешней ситуации вопрос независимости Южного Азербайджана не является предметом обсуждения. Некоторые тюрки из Южного Азербайджана считают, что они принадлежат к режиму из-за своей шиитской идентичности, некоторые утверждают, что страна должна быть демократизирована в рамках территориальной целостности Ирана, некоторые призывают к самоопределению и созданию независимого государства путем отделения или создания «Целостного Азербайджана»,отстаивая идею присоединения к Азербайджану. По этой причине можно сказать, что требования тюрков Южного Азербайджана неоднородны. В то же время мнения иранских тюрков совпадают по важным вопросам, особенно по таким как язык и культура. Эта картина показывает, что у Южного Азербайджана нет конъюнктуры для создания независимого государства. В то же время, пробуждение тюркской идентичности в регионе и потенциал тюрков из Южного Азербайджана беспокоит Иран, и нереалистичная реакция Тегерана проистекает из этой озабоченности.
 
Каким Иран хотел видеть  решение карабахского конфликта?
 
- Ранее Иран заявлял о своем желании положить конец оккупации Нагорного Карабаха, но фактически поддержал Армению и продолжение оккупации. На то было несколько причин. Во-первых, Иран был обеспокоен тем, что сильный и независимый Азербайджан будет примером для тюрков на юге с точки зрения как тюркской идентичности, так и светской структуры. Во-вторых, Иран считал, что оккупация разорвала связи с тюркским миром. В-третьих, Иран обеспокоен отношениями Азербайджана с Израилем. По всем этим причинам продолжение оккупации считалось наиболее приемлемым вариантом для руководства Тегерана. По этой причине Иран закрыл глаза на переброску помощи, посланной Армении во время войны через свою территорию. Однако азербайджанская армия одержала честную победу. Хотя это не было обнародовано, это вызвало обеспокоенность в Тегеране. Фактически, это беспокойство проявилась в попытке затмить парад победы в Баку критикой Эрдогана. Кроме того, Хоссейни, руководитель отдела стратегических исследований при президенте Ирана, кратко выразил разочарование Ирана, заявив, что «мы должны были полностью поддержать Армению в карабахской войне».
 
Каковы положительные и отрицательные последствия разрешения конфликта для Ирана?
 
- Нельзя сказать, что победа азербайджанской армии в Нагорном Карабахе принесет пользу Ирану. Однако после этой победы Иран столкнулся с такой ситуацией, как усиление тюркизма, что может нести опасность распада. В нынешней ситуации ясно, что сильный Азербайджан может быть примером как для иранских тюрков с точки зрения тюркской  идентичности, так и для всех иранцев с точки зрения светского устройства. Это беспокоит структуру в Иране. В то же время турецко-азербайджанская дружба была укреплена победой, а влияние Ирана на Южном Кавказе ослабло.
 
Что обещает на будущее потеря геополитического влияния Ирана на Кавказе в пользу России и Турции?
 
- Во время войны Иран хотел выступить посредником и каким-то образом стать одним из ведущих игроков в процессах на Южном Кавказе. Однако у Ирана не было разумных причин находиться в этом регионе. Фактически, Иран был исключен из игры. В настоящее время здесь дислоцируются турецкие войска для поддержания стабильности в Азербайджане. Кроме того, Россия разместила в регионе войска в связи с восстановлением режима прекращения огня. Это показывает, что Турция и Россия сыграли важную роль во время кризиса на Южном Кавказе. Другими словами, Анкара и Москва являются наиболее влиятельными игроками региона в этом процессе. С другой стороны, Тегеран сюда не входит. Это означает, что Иран серьезно утратил свою мощь, эффективность и престиж на Кавказе.
 
Беседовала и перевела Гульнар Салимова

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
Telegram: @eurasia_diary
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...