Армяне приняли как факт разгром своей армии и потерю Карабаха - "Независимая газета" | Eurasia Diary - ednews.net

18 мая, Вторник


Армяне приняли как факт разгром своей армии и потерю Карабаха - "Независимая газета"

Конфликты A- A A+
 
На рубеже XX века национальное самосознание армян, не имевших государственности, не видевших перспектив ее получения, получило выражение в вооруженной борьбе партии "Дашнакцутюн" в Турции. Отметим, что на тот период основная активность дашнаков протекала на территории Османской империи.
 
По итогам сложных пертурбаций 1918-1921 годов Армения получила формальную государственность в составе СССР (если точнее, то до 1936 года в составе ЗСФСР). Ее территория составила менее 30 тыс. кв. км, отмечает издание.
 
"Следует учитывать, что и та территория, которая отошла к Армении, была многонациональной. Мы уже писали в предыдущей публикации, что даже в Эриване и Эриванском уезде азербайджанцы составляли большинство. Но с основанием Армянской ССР начались интенсивные миграционные процессы, которые привели к тому, что к исходу советской власти республика стала самой мононациональной во всем СССР. Доля армян в ее населении до начала карабахских событий составляла почти 90%.
 
Это стало результатом планомерного переселения армян - бакинских, тбилисских, нахичеванских, проживающих в Турции и т.д. в "свое" государство. А после 1945 года к ним присоединились и представители диаспоры - из Сирии, Ливана, Франции, хотя, конечно, в гораздо меньших масштабах. Таким образом, нынешняя Армения - это во многом эмиграционный, переселенческий проект", - пишет автор статьи. 
 
Издание напоминает, что после развала СССР и начала карабахской войны независимую Армению окружали либо враги, либо недружественные соседи; под ее контроль перешло территорий значительно больше, чем полагалось официально; признания мировым сообществом этот захват не получил.
 
Автор статьи подчеркивает, что по итогам Второй карабахской войны Армения была разгромлена, лишившись своих завоеваний. Она в одночасье превратилась во второстепенного игрока, который сохраняется в нынешних границах только благодаря доброй воле соседей.
 
"Армения практически с самого начала возникла в рамках большевистского проекта и развивалась как советская провинция с сопутствующими менталитетом и качеством населения. Соответственно и независимую Армению возглавили вполне советские люди. Отметим, что в отличие от Прибалтики или даже РСФСР в ней не было гонений на партаппаратчиков, поисков агентов КГБ, не проходила кампания борьбы с привилегиями. Изначально карабахское движение, ставшее правящей политической силой в 1990 году, развивалось как движение за аннексию азербайджанской территории, а вопрос политического переустройства занимал второстепенное место. В Армении не было накала борьбы между "советскими" и "антисоветскими". Вчерашние аппаратчики очень быстро перешли на сторону победителей и возглавили их в конечном итоге. Президенты Роберт Кочарян и Серж Саркисян - бывшие комсомольско-партийные работники.
 
В Армении возглавившая республику националистическая группировка изначально была нацелена на недопущение конкурентов к власти. Еще в 1992 году была запрещена историческая партия "Дашнакцутюн", когда Левон Тер-Петросян почувствовал в ней угрозу режиму. В 1998-м в стране произошел верхушечный переворот. Теперь уже Тер-Петросян был отправлен в отставку, и власть на 20 лет перешла к карабахскому клану Кочаряна и Саркисяна. Избрание обоих, по сути, являлось безальтернативным и потому сопровождалось массовыми протестами, особенно в 2008 и 2013 годах. В стране сложился режим имитационной демократии, при которой видимость конкурентных выборов прикрывала недемократический и непрозрачный способ формирования власти. Советские традиции успешно мимикрировали под западные. И первый, и второй фактор обусловили сильную коррупцию в Армении, консервацию клановости, отсутствие серьезных дискуссий о целях и средствах внешней и оборонной политики, решения по которым принимались без обсуждения. Все это ослабляло безопасность государства на протяжении многих лет.
 
В-третьих, Армения проводила весьма авантюристическую внешнюю политику. Не имея в серьезного покровителя, который в любом случае защищал бы и прикрывал, Ереван тем не менее оккупировал Карабах и районы вокруг него. Ни с одним из четверых соседей у Армении - самого маленького во всех смыслах государства региона - не было дружеских партнерских отношений, даже с Грузией. И Азербайджан, и Турция, и Иран, и Грузия опасались - каждый по своим причинам - возможных претензий Армении - то ли на "исторические земли", то ли счета за "геноцид". В итоге в решающий момент Ереван оказался лицом к лицу с Баку, не имея союзника, зато у Азербайджана были поддержка Турции, скорее сочувствие Ирана и дружеский нейтралитет Грузии. Обязательства же России распространялись только на собственно территорию Армении, и Азербайджан мог вести боевые действия, не беспокоясь о реакции Москвы.
 
В-четвертых, Армения все 26 лет вела курс на затягивание политического решения, отказываясь от компромиссов, полагая, что так может продолжаться неопределенно долго. В этом также была ее принципиальная ошибка - Азербайджан был не настроен ждать бесконечно.
 
В-пятых, население Армении после провозглашения независимости сокращалось. Даже Ереван не достиг своей советской численности, а второй и третий города страны - Гюмри и Ванадзор - сократились на 40-50%. Армяне стремительно покидали родину. Также в Армении наблюдается низкая рождаемость. Все это ослабляло потенциал страны в противостоянии с Азербайджаном. И кстати, заметим, что только по одной демографии за 30 лет можно сделать вывод о провале армянской мечты.
 
В-шестых, экономика в Армении в течение 30 лет независимости пережила несколько серьезных кризисов. Падение ВВП в 1990-е годы составило 60%. Развал СССР привел к разорению большинства промышленных предприятий, завязанных на общесоюзный рынок, АЭС была закрыта на несколько лет. Армения так и не смогла занять своего места ни в одном из секторов. Находясь в условиях транспортной блокады, не имея природных ресурсов, страна все равно проводила нереалистичную политику, не пытаясь достичь мира любой ценой с Азербайджаном и Турцией, что дополнительно ослабляло ее и без того небогатый потенциал.
 
Все вышеперечисленные факторы повлияли на моральный дух армянской армии и общества. В  стране не наблюдалось энтузиазма, нарастали дезертирство, уклонение от призыва. Недоверие к государственным и общественным структурам было сильнее, чем патриотические настроения. То, что армянское общество в целом приняло как факт разгром своей армии и потерю де-факто Карабаха, говорит о существенном мировоззренческом сдвиге в Армении за прошедшие 30 лет.
 
Армения с 1994-го года теряла свои преимущества. Армянское государство с каждым годом демонстрировало свою неудачливость. Даже бархатная революция 2018 года, приведшая к власти Никола Пашиняна, вопреки ожиданиям внутри и вовне Армении дополнительно ослабила государство, как это выясняется сегодня". 
 
 
 
 
 
 
 

Независимая газета

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
Telegram: @eurasia_diary
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...