МНОГОЖЕНСТВО В ЧЕЧНЕ: «НАДО ЕЕ ПЕРЕВОСПИТАТЬ!» | Eurasia Diary - ednews.net

22 сентября, Вторник


МНОГОЖЕНСТВО В ЧЕЧНЕ: «НАДО ЕЕ ПЕРЕВОСПИТАТЬ!»

Интересное A- A A+

Муслим — успешный по чеченским меркам человек. У него есть двухэтажный дом, престижная работа, иномарка, красавица-жена и трое детей. Но этого ему мало: вот уже который месяц молодой человек ищет вторую жену. И эти поиски можно назвать кастингом. Правда, до финала пока еще никто не дошел: кто-то из претенденток не принимает его предложения, потому что не хочет мириться со статусом второй, а кого-то завидный жених отбраковывает.

«Была одна девушка, которая сама предложила мне жениться на ней, — рассказывает Муслим. — Дело даже шло к свадьбе, но тут я заметил, что она очень сильно любит свою работу и решил, что с такой семьи лучше не заводить: у карьеристок обычно бывают другие ценности».

Свое стремление жениться еще раз мужчина объясняет просто: во-первых, многоженство разрешено исламом, во-вторых, он хочет не меньше двадцати детей, «а такое количество беременностей и родов одной женщине не выдержать».

«Лично я хочу оставить свой след многочисленным богобоязненным потомством. Потомством с одной среднестатистической женой, кого ты удивишь?», — спрашивает он.

Супруга его с желанием мужа смирилась, разводиться не собирается. Зато с каждым днем становится задумчивее и тоньше. Муслим состояние жены понимает, но говорит, что ничем не может помочь.

«Всевышний сделал женщин такими ревнивыми, ей нужно научиться с этим справляться, — уверен мужчина. — Я искренне убеждён, что женившись на второй, ничего плохого первой не делаю. Сердце у меня большое, и даже если его разделить не на две, а на четыре части, каждая жена насытится им сполна. И вообще, почему она такая эгоистка и не хочет для своих незамужних сестёр того же, чего желает самой себе? Надо её перевоспитать!»

ВТОРУЮ ЖЕНУ МУЖЧИНА ПРИВОДИЛ В ДОМ ТОЛЬКО В ОДНОМ СЛУЧАЕ: ЕСЛИ ПЕРВАЯ НЕ МОГЛА ИМЕТЬ ДЕТЕЙ

НА АРАБОВ РАВНЯЙТЕСЬ

Можно сказать, что тема многоженства делит мужчин и женщин на два непримиримых лагеря в Чечне.

«Я всегда говорю при жене, что каждый чеченский мужчина мечтает о нескольких женах, — смеясь, рассказывает Булат. — А она мне возражает, что ее дядя, который получил блестящее религиозное образование, не хотел бы жениться еще раз. Тогда я ей отвечаю: ‘Все мужчины в Чечне, кроме твоего дяди, хотели бы вторую жену’».

Современная Чечня все больше напоминает филиал ОАЭ, причем не только из-за высоток или мечетей. Здесь становится больше женщин в химарах (платок, закрывающий голову, плечи и грудь), французскому парфюму предпочитают арабские миски, а вместо обращений «брат и сестра» звучат «ухти и ахи».

Сравнительно недавно, в довоенное время, многоженство в республике не было таким популярным. Цифр для сравнения нет: официальной статистики таких браков не вели тогда и не ведут сейчас. Однако многие из тех, кто хорошо помнит те годы, говорят, что вторую жену мужчина приводил в дом только в одном случае: если первая не могла иметь детей.

Сложно сказать, какое количество полигамных браков заключено сегодня в Чечне. Вторую жену в ЗАГС не поведешь, если брак с первой зарегистрирован.  Пять лет назад о необходимости узаконить многоженство заявлял, глава Чеченской республики Рамзан Кадыров. А осенью прошлого года его позицию официально поддержал еще один чеченский чиновник — член Общественной палаты России и Совета по правам человека при главе Чечни Мансур Солтаев. Он отметил, что нужно законодательно разрешить многоженство в мусульманских республиках страны и сделать это не для удовлетворения «прихотей мужчины», а для защиты прав женщины.

Кадыров неоднократно высказывался за многоженство, упирая на необходимость стабилизировать демографическую ситуацию и нравственность, мол, пусть лучше у человека будет вторая жена, чем любовница. Но это не помешало главному адепту полигамного брака в стране проголосовать за поправки в Конституцию РФ. Согласно этим поправкам, брак определяется как союз между одним мужчиной и одной женщиной, а стало быть, вторая и последующие жены никаких шансов тут не имеют.

 

ПОЛИГАМИЯ ПО СУННЕ

Амине — сорок лет, двадцать из которых она замужем. У нее взрослая дочь. Забеременеть после рождения первого ребенка ей не удалось. Она активно ищет вторую жену для мужа, потому что хочет, чтобы «он был счастливым».

«Я чувствую себя виноватой в том, что у него нет сына, — делится собеседница. — Мне бы очень хотелось, чтобы он создал еще одну семью и у него еще были дети, потому что для него это важно. Да и вообще, я с некоторых пор активно взялась изучать ислам и понимаю, что главное наше призвание — делать так, чтобы мужу было хорошо. Он должен быть на первом месте».

Таких, как Амина, в республике очень мало. Во-первых, выросли возможности современной медицины и почти у каждой пары есть шанс стать родителями, а во-вторых, такая модель женской судьбы нравится далеко не всем.

«Женитесь на двух, трех, четырех женщинах», — говорит мужчинам аят из Корана и, видимо, окрыленные многолюбы не дочитывают его до конца: «Если же вы боитесь, что не будете одинаково справедливы к ним, то довольствуйтесь одной».

СПРАВЕДЛИВОСТЬ — ГЛАВНОЕ ТРЕБОВАНИЕ, КОТОРОЕ ПРЕДЪЯВЛЯЕТ ИСЛАМ К ПОЛИГАМНОМУ БРАКУ

Изначально многоженство среди мусульман было призвано не даровать мужчине 33 удовольствия в четырехкратном размере, а выполняло определенную социальную функцию. В военных походах погибало множество мужчин, и семьи могли остаться без кормильца. Благодаря заключению брака с вдовой, ее и детей-сирот можно было спасти от голодной смерти.

Справедливость — главное требование, которое предъявляет ислам к полигамному браку. Мусульманин может иметь до четырех жен при условии, что каждая из них будет обеспечена отдельным жильем, деньгами и вниманием мужа. Религия говорит, что мужчина должен проводить у каждой из жен одинаковое количество ночей.

Именно поэтому наибольшее число многоженцев в современной Чечне — это чиновники. У них есть возможность купить каждой жене квартиру или построить дом. В одном из районов Грозного есть даже многоквартирная новостройка, которую именуют «домом вторых жен». Мужчины среднего достатка, которые уверены в своем праве на вторую жену, в отношении своих обязанностей становятся не столь щепетильными и чаще всего снимают для второй квартиру. Но и это не самое страшное. Иногда вторая жена становится легализованной любовницей. То есть формально с ней заключают никях – обряд бракосочетания, но свадьбы не играют и с родными – в том числе и с первой супругой – не знакомят.

 

ЖЕНИЛСЯ ИЗ ЖАЛОСТИ

Айшат начинает разговор с тяжелого вздоха, словно готовясь к тому, что сейчас будет больно:

— Нас в семье было четыре девочки, брат умер еще в младенчестве, и когда тети заводили разговор, что нашего отца нужно женить еще раз, чтобы у него был сын, мне становилось плохо. Могла ли я тогда представить, что такое случится в моей собственной семье?

В какой-то момент у нас с мужем начались скандалы, он мог не приходить сутками домой, а потом вернуться в другом белье. Я ничего у него не спрашивала, но стала догадываться. Он женился втайне от меня пять лет назад, а я узнала об этом от жены его друга. Мне казалось, что на меня обрушилось небо. Я не думала про своих детей, забыла своих старых родителей, мне казалось, что весь мир только и говорит о моем унижении.

Я узнала, что муж гулял с ней уже много лет, а женился потому, что ему вдруг стало стыдно, что из-за него она так и не вышла замуж. Она жила в квартире в Грозном, он к ней периодически ездил, и мы бы, наверное, продолжили жить так на два фронта, если бы я не узнала, что у него родилась дочь. Вот в этот момент у меня открылись глаза. Я думала, она ему нужна просто для удовольствия, а тут выяснилось, что у него реально там семья. Я надеялась на поддержку родных мужа, но они приняли его сторону: «Он красивый, молодой, привлекательный, нравится женщинам». И тогда я просто ушла. Мы развелись, и я вернулась домой к родителям. Очень жалко было дом, я тоже его строила, делала в нем ремонты, и теперь он достался другой.

Потом у меня родился внук. Я поехала в роддом на выписку, забрала малыша на руки, а потом они высадили меня у моих родителей и сами уехали к дедушке. В этот момент я не выдержала. Снова заключили никях и я вернулась к мужу и в наш дом.

Мы живем в селе, а моя эмгар (так на чеченском называют друг друга жены одного мужчины – «Даптар».) в городе. Она один раз приезжала ко мне в гости. После этого я сама напросилась с мужем к ним домой в Грозный. Зачем? Чтобы она посмотрела нам вслед, когда мы будем уезжать. Она вышла провожать, мы сели в машину, и я помахала ей рукой.

Сейчас я нормально с ней общаюсь и, смотря на себя прежнюю со стороны, понимаю, что надо было спокойнее на все это отреагировать. Сейчас я бы лояльнее отнеслась к этому, и если, не дай Аллах, муж моей дочери захочет жениться еще раз, я попрошу свою дочь саму поехать за второй невестой. Конечно, я считаю, что мужчине не нужно жениться во второй раз, но, если он надумает, ты никогда его не остановишь. Никто не сможет его остановить.

ТОЛЬКО ВТОРОЙ

Тяжелее всего в любовном треугольнике приходится второй и последующим женам. Во-первых, они подвергается осуждению даже со стороны родственников мужа, воспринимаются как разрушительницы семьи. Во-вторых, полигамные браки чаще всего недолговечны: это двойная материальная ответственность для мужа, да и мудрости и терпения у такого супруга должно быть, как минимум, в два раза больше. Но в современном чеченском обществе сформировалась отдельная категория женщин, которая считает, что быть второй не так уж и плохо.  Полигамный брак — это отличная возможность для женщины, которая финансово независима, но хочет ребенка. Ей не приходится тянуть на себе весь быт и уход за мужем. Супругу приходится бывать и с другой семьей, и свободное время женщина может посвятить себе.

«Я долгое время была противницей многоженства, — говорит сотрудник местной общественной организации Амина (имя изменено – «Даптар»). — Где-то я остаюсь на прежних позициях. Но я нашла одно оправдание самому факту существования такой модели семьи. Скажем, есть незамужняя женщина, которая хочет ребёнка. В кавказских республиках родить без мужа, как минимум, осуждаемо, как максимум, чревато угрозой для жизни. На неё посыплется град упреков, оскорблений, ей придётся оправдываться перед родственниками. То есть потребуется  долгая изнурительная война, последствия которой скажутся на ребёнке. Но если она заявит, что вышла замуж второй женой, пусть даже это будет очевидным для всех враньем, окружающие отнесутся к ней с большей терпимостью. И если существование самого института многоженства дает женщине шанс родить ребенка и не быть оплеванной, то это большое благо».

НЕРЕДКО К ПОДОБНОМУ ЗАМУЖЕСТВУ ЖЕНЩИН ПОДТАЛКИВАЕТ РОДНЯ

Сотрудники НКО, занимающиеся защитой прав женщин, говорят, что очень часто жены мирятся и с новой семьей супруга, и с избиениями из-за стигматизации незамужних женщин.

«Была одна история, которая меня поразила, — рассказывает сотрудник одной из чеченских правозащитных организаций Таус (имя изменено – «Даптар»). — Мужчина взял второй женой женщину с инвалидностью, она ему родила двоих детей. У нее свой бизнес, она содержит и себя с детьми, и первую семью своего мужа. Когда мне сказали, что он ее бьет, я была шокирована. Спрашиваю, почему она все это терпит и не уходит?  Она ответила: ‘Пока я здесь, даже если он меня бьет, я чувствую себя женщиной’. Насколько нужно быть уязвимой и зависимой от общества, чтобы только наличие мужчины, даже избивающего тебя, пользующегося тобой, позволяло тебе считать себя полноценной женщиной? Мы предлагали ей прийти в центр, хотели оказать ей психологическую поддержку, поработать с ней. Но она пришла всего один раз, когда была беременна, чтобы у нас курсы пройти».

Если в случае с пострадавшими от семейного насилия еще можно составить приблизительных портрет «жертвы», то с темой многоженства такое сделать затруднительно.

Таус называет несколько причин, по которым женщины соглашаются стать второй женой: «Например, возраст. Женщине уже 35-40, она знает, что ее вряд ли возьмут первой женой, и надо или идти за вдовца, или быть второй женой.

Иногда женщина остается в отцовском доме, у нее уже нет родителей, она живет со старшим братом, его семьей и детьми. Ей приходится обслуживать их, это не всегда рабский труд, но такое тоже может надоесть, и она выбирает подобный брак».

На статус второй, конечно, соглашаются и молодые девушки, которые руководствуются меркантильными интересами: выбирают богача и замужество, где им не придется работать, а можно просто быть красивой куклой.

Нередко к подобному замужеству женщин подталкивает родня. Обычно это участь разведенных. Таким сестрам и дочерям, по единогласному мнению чеченских мужчин, требуется усиленный контроль, и, выпихнув женщину замуж, они перекладывают ответственность за нее на другого мужчину.  Хоть второй, хоть четвертой, лишь бы в их доме не оставалась.

 

БРАК БЕЗ ГАРАНТИЙ

Сколько бы ни говорилось о том, что в исламе все жены равны, российский закон этого не признает. Если брак не был зарегистрирован, вторая жена не может претендовать на имущество, нажитое с мужем. Не защитит ее и никях, при разводе муфтият ничем не сможет помочь. У духовенства нет полномочий для решения подобных конфликтов.

В случае смерти супруга, как правило, все достается первой жене. Она вообще как-то более полномочна в глазах чеченского общества.

«Есть специфические проблемы вторых жен, — говорит работающая в Чечне адвокат Милана Кадырова. — Они не могут рассчитывать на раздел имущества. Первые жены в Чечне могут рассчитывать на долю, если есть сын. А если нет сына, тут надо уже бороться. Законодательно это никак не прописано, только в традициях».

На Кавказе, с его правовым треугольником «закон-адаты-шариат», ни на одну из этих правовых систем нельзя полагаться.

«В конечном счете, все решает муж или его родственники, — констатирует Кадырова. — Захотят и скажут хоть второй, хоть первой жене «Извини, тебе ничего не положено», ребенка заберут, а вместе с ним и все имущество.  Была история, когда имущество умершего было записано на его вторую жену, но на нее так насели, что она, испугавшись угроз, все переписала на детей от первой. Или вот еще случай: у матери забрали девятилетнего ребенка, хотя юридически отцовство не оформлено. Когда женщина выходила замуж, будущий супруг скрыл от нее, что уже женат. После развода он забрал сына и, куда бы ни обращалась мать, все разводят руками».

«Я НЕ МОГУ НАЙТИ В НАШИХ ТРАДИЦИЯХ И НАЦИОНАЛЬНОМ ХАРАКТЕРЕ ПРЕДПОСЫЛОК К МНОГОЖЕНСТВУ»

Бывали случаи, когда адвокаты добивались справедливости, но, как говорит Милана, все зависит от того, какая семья, есть ли у них связи в правоохранительных органах и в суде. Если есть явные нарушения прав детей и жены, то можно выиграть дело о разделе имущества, но если тяжба длится годами, все устают, женщина и ее дети уже не хотят ворошить прошлое.

«Главный аргумент противников многоженства — это то, что права второй жены не защищены, — соглашается с Кадыровой сотрудница НКО Амина. — Я долгое время упирала на то же самое, пока не поняла, что и с правами самых, что ни на есть, официальных первых жен та же история. Вспомним, как женщины годами бьются за отнятых детей и даже если суд вынесет решение в пользу матери, это на практике не значит ничего. Судебные приставы будут вяло разводить руками — ‘не нашли ребенка’. И при таком бесправии каждой женщины странно рассуждать о большей или меньшей защищенности».

ПОЧЕМУ ОДНОЙ МОЖЕТ БЫТЬ МАЛО?

Несмотря на то, что молодое поколение все больше переходит от жизни по «адатам» к сунне, многоженцев в Чечне все же не так много.

«Я не могу найти в наших традициях и национальном характере предпосылок к многоженству, их просто нет, мне кажется, — говорит 23-летний программист из Грозного Ризван. — Я не хотел бы иметь больше одной жены. Мне кажется, ты не можешь истинно любить свою жену, если готов на полном серьезе связать свою жизнь с еще одной. Суть брака теряется. А если жена бесплодная, и мы хотим ребенка, то в мире существуют много сирот, которым нужен дом. Я лишь однажды встречал человека с тремя женами».

Мохьмаду — 28 лет, он предприниматель. Он тоже считает, что полигамные браки для Чечни — явление не такое уж распространенное: «Никто из моих родственников, дальних и близких, в Чечне, Дагестане и других регионах России, не практикуют многоженства. Могу припомнить только одного человека, у которого несколько жен. Скверный парень. Он рассказывал о своих супругах с каким-то пренебрежением. Многоженство, как оно представлено в арабской или персидской культурах, осуждаю. Многие скажут, что в Коране так написано. Но они же Коран даже ради интереса не открывали и не имеют понятия, что там написано. У нас любят заявлять, что чеченские традиции очень схожи с исламскими. Но на самом деле приносят в Чечню то, что им удобно из ислама, а о том, что не удобно, говорят: ‘Наши славные праотцы такое не практиковали, и мы не будем’. У меня тоже верующая семья, но такое мы не одобряем».

Главной причиной того, что многоженство в Чечне существует, можно считать стремление подчеркнуть альфасамцовость, полагает Мохьмад: «Что тут сработает лучше, чем наличие нескольких жен? А нравится им это самим женам или нет…  В Чечне мнение женщины мало кто будет слушать, особенно в строгих исламских семьях».

 

ГОЛОС ЖЕНЩИНЫ

Женщины в Чечне не так уж и бессловесны, как принято думать. Они готовы говорить на самые разные темы. Другое дело, что почти все они, кроме доведенных до крайности, просят об анонимности.

Седе — 33 года, она живет в Грозном и работает экономистом. Седа не верит в возможность теплых отношений между двумя женами одного мужчины: «Если женщина здорова психологически, она не захочет дружить с той, которая делит ложе с ее мужем. Я часто задумываюсь, согласилась бы я на ‘должность’ второй жены, а такие предложения поступают. Меня сдерживают несколько факторов. Например, женская солидарность. Я бы не хотела, чтобы мой муж полюбил кого-то еще, кроме меня, поэтому ставлю себя на место той жены, которая уже есть. Это больно: ревность никто не отменял».

Чаще всего, как считает Седа, наличие второй и последующих жен скрывается. И такой брак скорее можно назвать «тайным», то есть, родственники жены знают, а родственники и семья мужа пребывают в счастливом неведении.

«Часто с таким браком первым женам приходится мириться из-за наличия детей, да и любовь никто не отменял — терпят из-за любви к мужу. А вторые и последующие просто выбирают для себя удобный вариант ‘легкого’ замужества, когда нет необходимости играть роль ‘хорошей снохи’. Можно заниматься собой, своей карьерой и иногда иметь в наличии ‘мужчину на час’, чтобы подкрутил краны и выполнил супружеский долг», — говорит собеседница.

Но при этом, добавляет Седа, нельзя не принимать во внимание личностные качества мужчины: если женщина видит, что он уверен в себе, трудолюбив и заботлив, она скорее согласится стать его третьей женой, чем выйти первой за какого-нибудь маминого сыночка. Но в целом, уверена Седа, полигамных браков в Чечне не так уж и много.

Ее мнение разделяет и Ризван: «Если бы не заверения моих знакомых из сел, я бы считал существование многоженства в Чечне выдумкой. О, вспомнил историю из своего детства: рассказывали про молодую пару, там у невесты были проблемы со здоровьем, и ее родственники предлагали отменить свадьбу. Парень все равно женился, а потом женился и второй раз, чтобы вторая жена следила за состоянием первой».

Самира Исаева, Аза Исаева, Светлана Анохина

daptar.ru

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
Telegram: @eurasia_diary
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...