О программе Алексея Навального | Eurasia Diary - ednews.net

9 мая,


О программе Алексея Навального

Аналитический Центр A- A A+

Михаил Магид, политолог, публицист специально для Eurasia Diary

 
Борьба с коррупцией?
 
Алексей Навальный - ведущий оппозиционер в РФ и сейчас многие обсуждают его программу. Он сделал себе имя на борьбе с коррупцией. Как ни странно, самый слабый пункт в программе Навального - его проект борьбы с коррупцией: "Учредить специальную независимую структуру по борьбе с коррупцией, не входящую в систему правоохранительных органов. Её руководство будет назначаться исключительно по согласованию между президентом и Государственной Думой."
Я понял так, что для борьбы с засильем чиновников создается еще одна чиновная система. Правильное решение! Это мы можем. А потом надо будет создать еще одно ведомство, для контроля над ведомством по борьбе с коррупцией, и т.д. В общем, нет ничего нового под луной. Можно вспомнить Законы Паркинсона о размножении делением бюрократических учреждений и отделов. Но я вспомнил другое - борьбу за засильем чиновников в 20е г, во времена НЭПа, компанию по сокращению оных. Данное сокращение много обсуждали, создавали комиссии по сокращению и даже кого-то уволили. Но потом оказалось, что в результате сокращений количество чиновников... увеличилось.
Впрочем, не факт, что этот тезис понятен россиянам. Сама тема борьбы с коррупцией популярна, и, возможно, для Навального это главное.
 
Программа Навального социально-ориентированная и антивоенная
 
В целом программа Навального этатистская (т.е. он - крепкий государственник, который стремится решать бюрократические вопросы бюрократическими методами), социально ориентированная и анти-военная. Два последних пункта связаны.
 
Эта программа основана на манипулировании госрасходами, на идее перелить средства из оборонки и от силовиков в медицину и образование, прекратить войну в Сирии и Украине, использовать средства для развития. Кроме того, предлагается специальный налог на использование старой инфраструктуры. В отношении приватизации он весьма осторожен, речь идет лишь о приватизации отдельных убыточных предприятий. Проблема в том, например, что все или почти все госкорпорации убыточны и это невозможно отменить - госсектор почти всегда убыточный...
 
В то же время, такая программа, если он сможет довести ее до общества, может получить популярность, именно потому, что она - социально-ориентированная и антивоенная. Нужно хорошо себе представлять настроения россиян. Они крайне возмущены состоянием государственной медицины - это подтвердит любой, кто сидел в очередях в поликлиниках или был отфутболен во всевозможные места врачами, вместо того, чтобы получить диагностику и лечение в своем районе.
 
Похожая ситуация и с делами военными. "Времена очаковские и покоренья Крыма" прошли. Крайне непопулярна стала война в Сирии: согласно соцопросам 30% за помощь Асаду, 49% за полный уход из Сирии, 21% колеблются. Приблизительно такая же картина по Украине: 41% россиян за то, чтобы РФ поддерживала ЛНР и ДНР, 37% за то, чтобы Россия оставалась нейтральной, 6% за Украину, причем и здесь соотношение меняется в сторону нейтралитета вместо поддержки ЛНР\ДНР. Обе тенденции работают против Кремля.
 
К этому надо прибавить рост социальных протестов в стране. На протяжении 2017 года количество протестов непрерывно возрастало. Общее число протестов выросло почти на 60%. Наиболее частыми в III квартале были социально-экономические протестные акции, причем самыми многочисленными стали протесты обманутых дольщиков (в I и II кварталах «лидировали» дальнобойщики и фермеры). Если социальный конфликт переходит в хронический, то он, как правило, приводит к появлению осознанных политических лозунгов
 
Оппозиционные настроения растут, однако они не могут быть и не будут аккумулированы партией, группировкой или лидером, имеющими строго либеральные экономические взгляды в духе Чикагской школы. 
 
Реформа без революции?
 
Идея перелива средств из военной отрасли в образование и медицину в сочетании с осторожными планами приватизации некоторых убыточных государственных компаний имеет под собой экономические основания. В последние 17 лет шла национализация промышленности и банков. По оценке МВФ 70% ВВП производит госсектор. Расходы на оборонку и силовиков составляют приблизительно 50% госбюджета. Это привело к кризису. Российский экономист Констант Сонин, профессор Высшей школы экономики и, так же, профессор университета Чикаго отмечает:
 
"Ключевой элемент... как раз у Навального сделан правильно. Этот ключевой элемент - то, что уже десять лет не получается у путинских правительств. Десять лет производство практически не растёт (средние темпы роста ниже 1%), а реальные доходы растут слишком медленно. То, что инвестиции в оборонную промышленность, национализация предприятий, увеличение количества "стратегических отраслей", усиление роли силовых органов - рецепт стагнации - это не теоретическая гипотеза. К 2017 году это экспериментально установленный факт. И эксперимент - вдвое длиннее стандартного; в демократической стране трудно себе представить, чтобы экономическая политика, показывающая столь удручающие показатели, последовательно проводилась бы в жизнь в течение десяти и больше лет.
 
Экономическая программа Навального фундаментально обоснована именно этими эмпирическими данными. Ее центральный элемент - отказ от той политики, которая, как показано опытом последних лет, приводит к стагнации. С одной стороны, отказ совершенно четкий - сокращение расходов на оборону, сокращение количества ограничений на инвестиции, отмена контрсанкций, сокращение числа и роли "силовиков". С другой - план совершенно реалистичный. В нем нет никаких радикальных, но популярных закидонов типа "возвращения к социализму" или, наоборот, "тотальной приватизации". Это, именно, план экономических реформ без революций."
 
Со своей стороны, вслед за Менделом Дайновым, стоявшим у истоков идей самоуправленческого социализма , я считаю глубоко ошибочным курс нынешнего режима на национализацию промышленности. Национализированные предприятия работают в среднем хуже частных, ибо зависят не только и не столько от потребителей их продукции, сколько от созданных государством искусственных монополий и от способности государства черпать деньги из казны (т.е. деньги налогоплательщиков), дабы обеспечить госсектор финансовыми потоками. Государственный сектор, в отличие от кооперативного или частного, - это почти всегда халява, что способствует расслаблению, отказу от рационализации производства, падению качества продукции и растрате средств.
 
Отсутствие драйверов капиталистического развития
 
И все же, с точки зрения тех, кто настаивает на модернизации в рамках капитализма, у программы Навального нет главного - мотора, который мог бы запустить экономический рост и научно-техническое развитие. Например, у экономиста Андрея Мовчана такая идея есть, она основана на подключении РФ в Новому шелковому пути - гигантскому общему рынку, который создается сейчас при активном участии Китая.
 
Интересна так же другая идея Мовчана (здесь он следует опыту Сингапура): передать судебные функции по экономическим конфликтам в Лондон, так как тамошний суд является одним из самых авторитетных институтов в мире в вопросах принятия решений по финансовым спорам. Таков один из важнейших механизмов, обеспечивших защиту капиталистической собственности в Сингапуре.
 
Международные инвестиции определяются несколькими факторами: высокой прибылью, низкими рисками, хорошим уровнем развития инфраструктуры. Без радикальных мер, обеспечивающих стране благоприятный для инвесторов климат, деньги и технологии могут и не прийти.
 
Но в программе Навального таких драйверов нет. Облегчение положения (меньше налогов, меньше регулирования) для мелкого бизнеса и самозанятых работников можем помочь им, может быть популярно среди них, может способствовать экономическому росту. Прекращение войн в Сирии и Украине может сделать экономику РФ менее токсичной для международного бизнеса, обеспечив снятие части санкций. Но этого, скорее всего, недостаточно. Драйверов капиталистического развития у Навального мало. Нет изюминки, нет радикальной программы, способной обеспечить рост.
 
Я не являюсь сторонником капиталистического развития, равно как и государственного перераспределения имущества. Тем более, я - не сторонник Навального. На мой взгляд, все эти рассуждения могут быть важны в плане анализа, но я не вижу позитивного развития на этих путях. До тех пор, пока миллионы людей не займутся самоорганизацией в своих регионах, на своих производствах, пока они не возьмут всю организацию страны и экономики в руки ассоциаций самоуправляющихся коллективов (наподобие польской Солидарности 1980-1981 гг или исторической испанской CNT), люди будут зависеть от чужой воли и решений; даже экономический рост может не стать благом для них в современных условиях.
 
Если же отстраниться от моральных оценок: программа Навального может привлечь симпатии значительной части населения, причем именно той части, которая наиболее пострадала от текущей политики. Именно в этом плане программа может послужить целям Навального. Низовое бедное население страдает от упадка медицины, молодежь мечтает о доступном хорошем образовании, растет раздражение против кремлевских войн, мелкий бизнес и самозанятые рабочие возмущены поборами наподобие Платона. Тема борьбы с коррупцией популярна, вне зависимости от того, что он там конкретно об этом написал. Все это в программе используется. В этом плане программа Навального напоминает идеи социал-демократов.
 
И еще одно. Как ни странно, Навальный добился главного, его программа широко обсуждается. А слышали ли вы что-либо о программах других политических сил?
 
 

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
Telegram: @eurasia_diary
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...