Что ожидает Сирию и Ближний Восток в новом году? | Eurasia Diary - ednews.net

9 мая,


Что ожидает Сирию и Ближний Восток в новом году?

Аналитический Центр A- A A+

Михаил Магид, 

публицист, специалист по Ближнему Востоку, специально для Eurasia Diary

Важное место в событиях на Ближнем Востоке занимает гражданская война в Сирии. Сирия выглядит сегодня как черная дыра, куда постепенно сползают страны. Втягивание во внутренний конфликт в этом государстве ведет к росту внутренних проблем в таких странах, как Иран, Турция и Россия. Одновременно, конфликт в Сирии ведет к обострению противоречий между государствами, вовлеченными в него, что может привести к их столкновению.

Ослабление США - основная причина политического кризиса в современном мире

Основная причина политической турбулентности в современном мире связана с ослаблением международного влияния США. Америка в определенной мере утратила желание и возможности для широкомасштабного вмешательства в вооруженные и политические конфликты по всему миру. Это ослабление началось уже во времена Обамы и продолжилось при Трампе.

Речь идет не о полной изоляции, но об ослаблении американского влияния. Причины происходящего связаны с огромными расходами на содержание американских военных баз, неудачными войнами в Ираке и Афганистане, глубокими структурными проблемами в самой экономике США. Наконец, население Америки стало резко негативно относиться к войнам за пределами страны; еще при Обаме согласно соцопросам абсолютное большинство американцев выступили против участия США в войне в Сирии.

Так возникает политический вакуум, который стремятся заполнить региональные державы - Иран, Турция, Израиль, Саудовская Аравия, Россия, Китай и др. Это ведет к росту политической неопределенности и конфликтам во всем мире.

Две антиигиловские коалиции

На территории Сирии в настоящее время ведут военные действия две коалиции. Одна включает в себя режим Асада, Иран, Россию и мобилизованные Ираном шиитские милиции. Фактически, речь идет о международном союзе шиитских государственных режимов (Иран, Ирак, Сирия) и вооруженных ополчений (ливанская Хезболла, иракские Хашд ал-Шааби, сформированный из афганских шиитов-хазарейцев батальон Фатимиюн и др.).

Вторая коалиция - это курдские милиции ОНС (Отряды народной самообороны), которые подчиняют РПК (Курдская рабочая партия), союзные им арабские суннитские племена и вооружнные силы США и их союзников.

Судьба ИГИЛ

В гражданской войне наметился перелом, связанный с разгромом основных сил ИГИЛ. Эта организация была разгромлена ударами обеих коалиций, которые практически не сотрудничают между собой и периодически вступают в столкновения. По данным американцев, на территории Сирии осталось не более 1-2 тыс боевиков ИГИЛ. Примерно столько же их на территории Ирака, где основные силы организации так же разгромлены.

ИГИЛ стал реакцией части суннитского арабского населения Ближнего Востока на распад ряда арабских государств (Сирии, Ирака, Ливии, Йемена) и на хаос, возникший на их месте. Это была вооруженная религиозная секта, у которой появилась идея нового проекта мусульманской государственности, возрожденного халифата, который смог бы объединить всю умму. Однако, жестокость ИГИЛ, его непримиримое отношение к несогласным с ним мусульманам (не говоря о немусульманах) и стремление проводить крупные теракты на территории других стран, привели к его краху под ударами множества различных сил. Враждующие между собой движения и государства были едины в борьбе с тем, кого они восприняли как главную угрозу. У ИГИЛ оказалось слишком много врагов как в арабском мире, так и вне его.

Некоторые наблюдатели считают, что рано еще хоронить ИГИЛ, ибо он обладает большими ресурсами для партизанской войны. Однако, пока не похоже, чтобы ИГИЛ мог возродиться. Дело в том, что благодаря умелой политике руководства курдов и США им удалось привлечь на свою сторону арабские племена в районах Ракка и Дейр эз-Зор. Многие из них сражались раньше за ИГИЛ, но перешли на сторону курдско-американской коалиции без единого выстрела. Это стало огромным дипломатическим и военным успехом курдов.

С другой стороны, многие иностранные боевики покидают Сирию, направляясь в другие регионы, прежде всего в Афганистан, где создается новое подразделение ИГИЛ - ИГИЛ-Хорасан. Именно Афганистан в настоящее время становится регионом, где концентрируются крупные отряды ИГИЛ. Это оттягивает силы боевиков из Сирии и Ирака. Возможность возрождения ИГИЛ существует лишь в случае изменения тенденций сирийской войны.

Курдско-американский анклав в Сирии

В настоящее время курдское ополчение при поддержке арабских племен и элитных соединений американской армии контролирует почти 25% территории Сирии и 80% сирийских запасов нефти. Сейчас их наступление остановилось; в границах своего сектора они добивают ИГИЛ. США заявили о поддержке независимого от Дамаска правительства в этом регионе, куда входят курды и арабы. Фактически, такое правительство уже создано, оно называется Совет Демократической Сирии (СДС), во главе которого стоит близкая к США и, одновременно связанная с РПК Ильхам Эхмед. В Сирии США твердо сделали ставку на курдов и РПК. Но их влияние в Сирии пока ограничено.

Важно отметить, что этот фактор способствовал сближению таких стран, как Иран и Турция, обеспокоенных резким усилением курдов, ибо на территории обеих стран имеются многомиллионные курдские анклавы. Тот факт, что курдские вооруженные формирования стали чуть ли не основным партнером США в регионе, заставило эти страны совместно противостоять курдскому фактору и сотрудничать в Сирии.

Как уже говорилось, местные арабские племена в Ракке и Дейр эз-Зор перешли на сторону РПК и Америки. Дальнейшее будет зависеть от того, как сложатся их отношения с курдами. И здесь возможны достаточно серьезные конфликты. Хотя сами представители РПК уверены, что сумеют их преодолеть и сморят в будущее с оптимизмом. 

Шиитско-суннитская война

Некоторые СМИ распространяли утверждения о том, что главная война, которая велась в Сирии - война режима Асада с ИГИЛ. Это полностью ошибочный взгляд. Против ИГИЛ воевали все силы, вовлеченные в конфликт, включая отряды анти-асадовской оппозиции и даже вооруженные силы сирийской Аль-Каиды (другие ее названия: Нусра, Хайат Тахрир аш-Шам). Однако, это не мешало им вести боевые действия и друг с другом.

Шиитские силы контролируют примерно половину территории Сирии. Победа над ИГИЛ позволила им перебросить крупные соединения в другие регионы, где в настоящее время идут военные действия против сил антиасадовской сирийской оппозиции. Особенно успешно военные действия развиваются на Севере, в регионе Идлиб, где проживает около 2х млн человек. Здесь шиитской коалиции противостоят примерно 50 тыс боевиков различных отрядов, ключевое положение среди которых занимает Аль-Каида. Именно Аль-Каида обладает наиболее боеспособной армией среди всех группировок противников Асада.

Можно ожидать, что наступательные операции окажутся в целом успешными для шиитской коалиции, как было до сих пор. Скорее всего, регион Идлиб в будущем будет разделен на зоны влияния между Асадом, его иранскими партнерами, Россией и Турцией, которая в настоящее время так же контролирует часть Идлиба.

Затем, по всей вероятности, будет усилен натиск шиитской коалиции на территории, занятые силами оппозиции в районе Дамаска. В случае сохранения нынешней тенденции, когда шиитские силы демонстрируют явное преимущество, следует ожидать их победы и постепенной зачистки большинства оппозиционных регионов.

Кажется, что в этом случае всю территорию Сирии кроме курдских анклавов ожидает превращение в иранский протекторат. Ведь ядром наземных сил Асада являются иранские и проиранские формирования. Но в этом вопросе нет полной ясности. Существуют как минимум три фактора, которые могут помешать подобному развитию событий. Среди них возможность революции в Иране, неясность, связанная с присутствием российских войск в Сирии и угроза израильских ударов по Сирии, Ливану и Ирану. 

Иран на пороге революции

Гражданская война в Сирии оказала сильное влияние на Иран. Эта страна является одним из важнейших игроков в Сирии. Именно Иран оказывает основную военную и финансово-экономическую помощь режиму Асада. Только объем экономической помощи составляет порядка 6-8 млрд долларов в год. От 500 млн до 1 млрд долларов получает ливанская Хезболла, в большой мере контролирующая Ливан и воюющая в Сирии на стороне Асада. Но и это - лишь верхушка айсберга.

В общей сложности силы наземной международной шиитской коалиции, воюющей в Сирии, созданные и финансируемые Ираном, насчитывают до 70 тыс человек и включают в себя элитные иранские подразделения корпуса Кодс (Иерусалим) - организации, которая является частью КСИР (Корпус Стражей Исламской Революции) - важнейшей боевой, политической и экономической структуры иранского режима. Единовременно в Сирии воюют около 30 тыс бойцов международной шиитской коалиции; с воздуха их прикрывает российская авиация (ВКС) и остатки ВВС Асада. Сложно сказать, сколько стоит содержание такой армады, но очевидно, что речь так же идет о многих миллиардах долларов. 

Целью иранской политики стало создание колоссальной империи. Благодаря массивной поддержке проиранских сил в Ираке, Сирии и Ливане эти страны превратились в союзные Ирану территории - т.н. "шиитский полумесяц". Был создан сухопутный мост Ирана к Средиземному морю: 150-километровый коридор между Сирией и Ираком, контролируемый иранскими и проиранским силами, создал возможности для быстрой переброски десятков или даже сотен тысяч шиитских бойцов в любую точку региона. В Сирии появились иранские военные базы. Все это привело к невиданному прежде усилению Ирана. К этому надо добавить, что на содержание Ирана находится движение Хамас в секторе Газа.

Но в результате иранская экономика перенапряглась. Просочившиеся в иранскую прессу данные об увеличении расходов на КСИР на 11 млрд долларов и о двукратном сокращении расходов на медицину и образование вызвали мощные протесты, причем в них приняла участие как интеллигенция и средние слои населения, так и беднейшая часть иранского общества. Главные лозунги бунтов: "Не Газа, не Ливан, отдам жизнь за Иран!" и "Отстаньте от Сирии, займитесь нами!". Кроме того, выдвигались социальные требования и, наконец, требование слома всей системы исламской республики (вилаят-э-факих).

Хотя власти с помощью массовых репрессий смогли сбить волну протестов, это не значит, что все закончилось. Недовольство режимом глубоко укоренилось среди всех слоев городского населения Ирана. От того, как будут развиваться события, зависит и участие Ирана в сирийской войне и его готовность нести расходы на военные операции в Сирии. В случае смены или резкого ослабления режима Иран с большой вероятностью покинет Сирию и перестанет финансировать шиитские милиции, которые там воюют. Это может полностью изменить всю картину военных действий. Но пока иранские и проиранские силы продолжают успешные военные действия в Сирии.

Россия прощается и не уходит

Россия стала активным участником сирийского конфликта. Во многом благодаря ее ВКС, выступившим в качестве воздушного прикрытия шиитской коалиции, удалось переломить ход военных действий. Кроме того, в них участвуют различные российские подразделения на земле. Однако, РФ столкнулась с проблемой, чем-то напоминающей иранскую.

Дело в том, что эта война крайне не популярна в самой России. По данным «Левада-центр» 30% жителей России хотят, чтобы Кремль продолжил оказывать поддержку Башару Асаду в сирийской войне, тогда как 49% считают, что нужно немедленно выходить из нее, а 21% затруднились с ответом. Кроме того, по данным того же Левада-центра, война в Сирии напоминает большинству российских граждан об афганской войне, когда Москва в течение многих лет была вынуждена вести войну на истощение. Это - очень плохая ассоциация. Наконец, по данным Лондонского международного института стратегических исследований война стоит России около 8 млн долларов в день. Для больной экономики России это много.

По всем указанным причинам для сохранения популярности Кремлю необходимо вывести войска из Сирии. Однако, делать это российскому руководству не хочется. Во-первых, оно опасается, что это так же может вызвать негативный эффект внутри самой России: А что, если режим Асада не устоит? Тогда получится, что деньги и люди были потеряны напрасно? Во-вторых, Кремль хочет использовать Сирию для закрепления своих внешнеполитических успехов на Ближнем Востоке и для давления на Запад

В итоге возникла странная ситуация. Война продолжается в условиях, когда формально было объявлено о ее окончании. Более того. РФ уже дважды за последние полтора года объявляла о выводе войск из Сирии, но не похоже, чтобы они и в самом деле оттуда ушли. Последние атаки антиасадовских сил на российскую военную базу Хмеймим показали, что они там есть и продолжают нести потери. Одним словом, подобно участию в украинской войне, РФ продолжает принимать участие в сирийской войне в формате, который получил в самой России название "Ихтамнет".

Скорее всего, российское военное присутствие в Сирии в наступающем году сохранится. Но вот в каком формате и какую роль российские войска будут играть в военных действиях - это вопрос. И от этого зависят успехи или неудачи шиитской коалиции.

Турция на распутье

За время сирийской войны Турция серьезно укрепила свои позиции в Сирии. Турецкие войска вошли на территорию этой страны, взяв под контроль треугольник Баб-Азаз-Джараблус, выбив оттуда боевиков ИГИЛ. Тем самым, они смогли вклиниться в пространство между курдскими кантонами, подконтрольными РПК, и не позволили этим кантонам соединиться в сплошной бастион, протянувшийся на 700 км вдоль турецкой границы.

Несколько месяцев назад турецкие силы вошли так же в Идлиб и заняли часть этого района. Их целью является окружение изолированного от других курдских территорий курдского кантона Африн. Постоянно обсуждается возможность турецкой операции с целью занятия Африна и формирования сплошного массива турецких владений на севере Сирии. Но провести подобную операцию чрезвычайно сложно. РПК благодаря американской помощи держат 50-тысячную армию на территории Сирийского Курдистана. Одновременно, на территории самой Турции РПК ведет интенсивную партизанскую войну против режима Эрдогана. Операция в Африне может привести к более масштабному проникновению курдских вооруженных отрядов в Турцию и к резкой интенсификации там военных действий.

Важно, что границы всех курдских регионов кроме Африна охраняются вооруженными силами США, поэтому Турция не может проводить против них военные операции.

Вероятно, Турция будет наращивать свое военное присутствие в Идлибе и предпримет какие-то усилия по совместному с Асадом и иранцами разделу этого региона. Будут так же продолжены усилия по блокаде Африна. А вот будет ли проведена турецкая операция в Африне сказать сложно. От этого зависят масштабы курдско-турецкого противостояния. Если Турция попытается взять Африн, курды могут усилить партизанскую войну в Турции.

Израиль готовит удары по Ирану

Израиль чрезвычайно обеспокоен усилением Ирана, который выстроил свой "шиитский пояс" до самого Средиземного моря. В настоящее время в Израиле резко усилилась группировка, которая выступает за нанесение ударов по территории Сирии и Ливана, с целью уничтожения там иранского присутствия.

В этом Израиль поддерживает режим Саудовской Аравии. Подобно израильтянам, саудовцы видят в Иране своего главного конкурента. Причем за ними следует абсолютное большинство арабских стран, занявших резко антииранскую позицию. Это важно и в военном отношении, поскольку саудовцы финансируют и в какой-то мере контролируют большую часть сирийской антиасадовской оппозиции. Так что, саудовцы могли бы поддержать действия ВВС Израиля на земле, дав соответствующие указания оппозиции.

Однако, нанесению израильских ударов по Сирии препятствуют США. Здесь существует определенное расхождение между интересами Америки и Израиля. Все же, Соединенные Штаты своими главными противниками пока считают не иранцев, а ИГИЛ и Аль-Каиду. Они боятся, что в случае нанесения массированных ударов по Асаду и про-иранским силам шиитская коалиция может ослабнуть, а это даст громадные преимущества Аль-Каиде и ИГИЛ, может привести к завоеванию ими Сирии. Такой исход США считают для себя крайне нежелательным.

Возможно, с целью предотвращения или откладывания израильского удара США пошли на признание Иерусалима столицей Израиля. Это решение, выгодное правительству Беньямина Нетаньяху, стало в то же время сдерживающим фактором для Израиля и саудовцев в плане нанесения ударов по Ирану, Сирии и Ливану, так как вызвало волну анти-израильских протестов во всем мусульманском мире.

Новые коалиции

Войны в Сирии и Ираке, а так же в Йемене, привели к складыванию новых неожиданных коалиций на Ближнем Востоке. Турция и Иран крайне обеспокоены постепенным усилением курдского движения. При поддержке США фактически созданы два курдских государства - в Сирии и Ираке. В Турции РПК ведет партизанскую войну против Эрдогана, используя американское оружие, полученное для борьбы с ИГИЛ. В самом Иране РПК время от времени проводит диверсионные акции против КСИР.

Это грозит распадом Ирану и Турции, на территории которых компактно проживает многомиллионное курдское меньшинство. Сложившаяся ситуация привела к сближению Ирана и Турции, и, одновременно, способствовала союзу этих государств с Россией, выступившей в поддержку режима Асада. Асад, и правительство Ирака в целом одобряют этот союз. К нему примкнул и Катар, из-за противоречий и конфликтов с Саудовской Аравией.

С другой стороны возникли предпосылки для складывания израильско-саудовской военной и экономической коалиции. Этому способствуют как обеспокоенность Израиля и саудовцев резким усилением Ирана, так и перемены в самой Саудовской Аравии. Там наследный принц Мохаммед бен-Сальман затеял радикальные светские реформы, либерализацию экономики и грандиозную военную модернизацию с целью противостояния Ирану.

Пока непонятно, как сложится судьба этих противостоящих друг другу коалиций. Дело в том, что все союзы на Ближнем Востоке носят ситуативный и временный характер.

К тому же, отношения между странами, участвующими в разных коалициях, сложны и запутаны. Израиль и Турция, не смотря на разногласия, тесно связаны экономическим партнерством и вряд ли вступят в конфликт. Россия не заинтересована в войне с Израилем, поэтому российские ПВО, прикрывающие силы Асада и иранские войска, отказываются стрелять по израильским самолетам, совершающим налеты на асадовские и иранские позиции, что вызывает бешенство Ирана.

Тем не менее, угроза столкновения коалиций, или, скорее, израильских и иранско-шиитских сил в Сирии и Ливане сохраняется. По своему значению это - один из важнейших факторов, порождающих военно-политическую неопределенность, способный изменить весь ход войны в Сирии.

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
Telegram: @eurasia_diary
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...