Сделка века: нефть в обмен на реформы | Eurasia Diary - ednews.net

13 ноября, Среда


Сделка века: нефть в обмен на реформы

Аналитический Центр A- A A+

Совет директоров Управления по рынку капитала Саудовской Аравии  утвердил заявку национальной нефтяной компании Saudi Aramco на проведение первичного размещения части своих акций (IPO).

Событие, о неизбежности которого все мало-мальски связанные с нефтью специалисты и бизнесмены говорили уже три года, наконец-то произошло. Заявка руководства «жемчужины королевства» на размещение части ее акций одобрена, пусть регулятор и не указал количества акций, которое может быть предложено, а также не назвал дату старта сбора заявок.Проспект для IPO, включающий в себя всю необходимую информацию, в том числе финансовую отчетность, деятельность и управление компании, будет опубликован 10 ноября. Процесс определения стоимости начнется 17 ноября, окончательная цена за акцию будет объявлена 4 декабря. IPO пройдет на саудовской бирже Tadawul. Нефтяной концерн планирует предложить для размещения 5 процентов акций и привлечь 100 миллиардов долларов.

Не вызывает сомнений, что на ближайшее, минимум, полугодие биржевые страсти по акциям Saudi Aramco станут одной из основных тем в новостных лентах, касающихся нефти - и не только, слишком уж тесно здесь все переплетено с большой политикой.

Сегодня в это трудно поверить, но всего сто лет назад считалось, что Саудовская Аравия «лишена всяких признаков нефти». Более того, как указывалось в отчете «Англо-персидской компании», одного из основных нефтяных гигантов того времени, геологические отчеты «оставляют мало места для оптимизма» нефтяников, даже Албания в этом отношении более перспективна.

Отставной майор британской армии Фрэнк Холмс, один из последних авантюристов того времени - занимался золотом и оловом, в качестве горного инженера исколесил мир от Австралии и Малайи до Мексики, Уругвая, России и Нигерии, «человек большого личного обаяния, создававший вокруг себя атмосферу блефа, свежего ветра, бури и самохвальства», как писали о нем, был тем, кто думал иначе.И сумел доказать свою правоту. В 1923 году он получил концессию в Эль-Хазе, будущей восточной части Королевства Саудовская Аравия, в следующем году — в нейтральной зоне между Саудовской Аравией и Кувейтом, после чего и заслужил в Аравии прозвище Абу аль-Нафт — «Отец нефти». Но не сумел удержать бизнес в руках - денег на геологоразведку катастрофически не хватало, и  Холмс отправился в Нью-Йорк, надеясь, по его словам, найти удачу среди «действительно крупных нью-йоркских шейхов».

Здесь ему повезло. В одной американской компании — «Галф ойл» — затеплился огонек интереса к Бахрейну. И вместе с отчетом о следах нефти в «водяных» скважинах на этом острове, лежавшем возле берегов Аравийского полуострова, Холмс передал «Галф» образцы камней и «маслянистой субстанции». В ноябре 1927 года «Галф» приобрела права на арабские концессии, которые имела компания Холмса «Истерн энд дженерал», и согласилась работать с «Отцом нефти» с целью обеспечения надежности концессии в Кувейте.

Последовала цепочка интриг, в которую были вовлечены крупные нефтедобывающие компании того времени, шейхи, правительства Великобритании и США. В итоге созданная специально для этой ситуации «Бахрейнская нефтяная компания» в октябре 1931 года приступила к бурению. А 31 мая 1932 года нефть в Аравии была найдена. Весьма скромное по размерам открытие в Бахрейне оказалось впоследствии важнейшим событием с весьма длинным продолжением.А дальше нефть Аравии тесно переплелась с политикой. Абдул Азиз бин Абдул Рахман бин Фейсал аль-Сауд, искусный воитель и мудрый политик, установил к 1926 году власть Саудов над девятью десятыми Аравийского полуострова. В 1932 году «Королевство Хиджаза, Неджда и присоединенных областей» стало именоваться Саудовской Аравией - но громкие победы обернулись истощением казны. Государственные счета не оплачивались, зарплаты госслужащих задерживались на шесть-восемь месяцев, племена не получали от короля субсидий. Положение усугублялось тем, что король начал исполнять дорогостоящую и многостороннюю программу, объединявшую, казалось, все - от создания местной радиосети до реконструкции системы водоснабжения Джидды.

«Возможно, в недрах королевства скрываются значительные запасы нефти, и это может стать выходом из затруднительного положения», - такую мысль Ибн Сауду подал один из близких друзей короля, Абдулла. Правда, настоящее его имя было Гарри Сент-Джон Бриджер Филби. Отец одного из наиболее знаменитых и успешных двойных агентов двадцатого века — Кима Филби, ставшего главой контрразведывательного антисоветского отдела в британской разведке и активно шпионившего одновременно и в пользу Советского Союза.Вновь цепь интриг - и 29 мая 1933 года был подписан концессионный договор между Standard Oil of California (сейчас это Chevron) и министром финансов Саудовской Аравии Абдуллой Сулейманом. Концессия была выдана на срок 60 лет и охватывала территорию 360 тысяч квадратных миль. Именно с этой даты пошел отсчет долгой и бурной истории Saudi Aramco, «жемчужины дома Саудов», которая производит один из восьми баррелей нефти в мире, то есть обеспечивает почти 12% мировой добычи.

В начале нынешнего года компания вновь удивила мир, в рамках подготовки к IPO раскрыв свою финансовую отчетность. За 2018 год прибыль Saudi Aramco составила $111,1 миллиарда против $59,9 миллиарда лидера технологического сектора по этому показателю — Apple. Впрочем, как говорил когда-то Джон Рокфеллер, «самая лучшая компания — это хорошо управляемая нефтяная компания, вторая после нее — плохо управляемая нефтяная компания».

Конечно, добыча нефти в ряде случаев — достаточно сложная техническая и логистическая задача. Но к «жемчужине дома Саудов» это не относится — геология добычи сравнительно простая, в основном нефть идет из одного самого крупного в мире месторождения Гавар, по сути подземного нефтяного мини-моря на территории Саудовской Аравии.

Впрочем, все это не отменяет, а только подчеркивает главное: Saudi Aramco — не просто нефтяная компания. Это экономический и финансовый стержень Саудовской Аравии. И грандиозный план идейного вдохновителя IPO — кронпринца Мохаммеда бен Салмана заключается в том, чтобы, опираясь на прибыль, полученную от частичной продажи акций компании, совершить социально-экономический скачок из XIX в XXI век, рывком вытащить страну в Первый мир. То есть использовать полученную прибыль для реализации амбициозного и масштабного плана преобразования королевства — Vision-2030.У которого, нужно заметить, достаточно влиятельных противников в королевстве. Немалая часть правящей династии и шейхи ведущих племенных объединений, живущие на ренту от продажи нефти, в новой Саудовской Аравии вполне могут оказаться откровенными аутсайдерами — а оно им надо?

Из-за этого внутреннего сопротивления планам «маленького принца» с IPO Saudi Aramco тянули несколько лет. Хотя, конечно, была и другая причина — саудиты выжидали наиболее благоприятную ситуацию на рынке. Но ждать больше времени нет — это самое время ведь весьма драгоценный ресурс для любого реформатора. И потому решение состоялось.

И оно важно не только для Эр-Рияда. Поскольку компания не только стержень, но и весьма мощный инструмент королевского Дома Саудов на международной арене. После выхода на биржу и приватизации части акций ряд договоренностей с другими государственными акторами на мировом рынке нефти окажется не слишком-то и нужен — и это вполне может стать завязкой целого ряда драматических сюжетов во внешней политике.

Словом, после того как акции «жемчужины королевства» окажутся на рынке, нас ожидает немало интересного.

Haqqin.az

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...