На Южном Кавказе есть признаки начинающейся новой «большой игры» - эксперт - ednews.net

5 декабря,

На Южном Кавказе есть признаки начинающейся новой «большой игры» - эксперт

Аналитический Центр A- A A+

Россия традиционно играла большую роль в политической ситуации в Закавказье. Ее внешняя политика в этом регионе основана не на эмоциях и исторических воспоминаниях, а на базовых государственных ценностях и конкретных национальных интересах. Но ее прагматика на тактическом уровне пока призвана поддерживать стратегическое равновесие между главными направлениями. 

 
Российский политолог Станислав Тарасов в беседе с корреспоедентом Eurasia Diary  высказал ряд любопытных суждений относительно ситуации на Южном Кавказе, сложившейся после победоносной для Азербайджана второй карабахской войны. 
 
По его словам, когда некоторые эксперты категорически заявляют, что Турция усилила свое влияние на азербайджанское политическое и военное руководство, укрепила протурецкие симпатии в самом азербайджанском обществе, они почему-то не принимают во внимание то, что и Россия заметно укрепила свои политические и военные позиции в Азербайджане: 
 
"Россия теперь может по-другому говорить с Азербайджаном о патронируемых Москвой интеграционных проектах. Даже если иметь в виду перспективы улучшения транспортной и инфраструктурной связанности в регионе посредством турецко-азербайджанского коридора с дальнейшим выходом на противоположный берег Каспия на востоке и в Юго-Восточную Европу на западе, то вряд ли правомерно говорить только об одних выигрышах Турции. Пограничная служба ФСБ России будет обеспечивать контроль над коммуникацией Азербайджана с анклавом в Нахичевани. В то же время Москва и Анкара в регионе пока что продемонстрировали свое искусство дипломатии, возможности вести тактическую и стратегическую игру, обозначили ценность союзничества и цену соперничества". 
 
Также политолог коснулся роли Минской группы ОБСЕ: 
 
"«Проснулась» Минская группа ОБСЕ, которая полагает, что 9 ноября 2020 года была подписана всего лишь декларация, это не всеобъемлющий мирный договор между Азербайджаном и Арменией, и многие темы остаются непроговоренными. Напомню, что до недавнего времени США и Франция, сопредседатели МГ ОБСЕ, не проявляли повышенного интереса к нагорно-карабахскому конфликту. Из стран-сопредседателей мирное соглашение 9 ноября 2020 года было подписано только Россией. Этот документ стал единственным возможным, устраивающим конфликтующие стороны. Пассивная реакция международного сообщества на вторую карабахскую войну отчасти была обусловлена и тем, что до ее начала — несмотря на то, что Ереван сохранял контроль над Карабахом — для международного сообщества, включая Россию, с международно-правовой точки зрения регион оставался территорией Азербайджана. Следовательно, поддержать позицию Армении по Карабаху было достаточно сложно. Сейчас же многие западные эксперты считают, что если в будущем состоятся переговоры о правовом статусе Карабаха, то они пройдут под эгидой Минской группы при ведущей роли России". 
 
Эксперт считает, что спустя тридцать лет после распада Советского Союза геополитическая общность республик, когда-то входивших в состав СССР — Грузии, Азербайджана и Армении, стала размываться: 
 
"Сегодня геополитические границы между этими тремя государствами и странами Восточного Средиземноморья и Большого Ближнего Востока не просто меняются, на некоторых направлениях они начинают сливаться. Закавказье вынуждено встраиваться в растущую сеть связей с регионами, расположенными по его южному, западному и восточному периметру. Поэтому то, что происходит сейчас в Закавказье, уже невозможно описывать только в привычных форматах «от… и до Аракса». Стали проявляться исторические элементы как ирано-российско-турецкой, так и ирано-турецкой конкуренции через стремление создать свои зоны влияния. Достаточно вспомнить турецко-азербайджанский интеграционный проект «одна нация — два государства», плохо скрываемые амбиции Тегерана если не вернуть, то хотя бы восстановить влияние в регионе на землях, которые некогда входили в состав Персидской империи (практически весь регион), что, кстати, открыто проявилось во время недавнего обострения отношений между Ираном и Азербайджаном. При этом важно отметить, что Анкара и Тегеран на этих направлениях не апеллируют к США и странам Европейского союза, а обращаются исключительно к России. Достаточно будет упомянуть актуализированный по инициативе Турции проект «пакта шести» (Россия, Турция, Иран, Армения, Азербайджан и Грузия) по созданию на Южном Кавказе системы региональной безопасности без участия Вашингтона и Брюсселя — это признаки начинающейся новой «большой игры»".

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
Telegram: @eurasia_diary
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...