Карабахские скакуны: латвийский взгляд - Кямал Али - ФОТО | Eurasia Diary - ednews.net

20 июля, Суббота


Карабахские скакуны: латвийский взгляд - Кямал Али - ФОТО

Порода карабахских лошадей вновь под угрозой исчезнования

Интересное A- A A+

 

Даце Штрауса  родилась и выросла в Латвии, училась в московской Сельскохозяйственной Академии им Тимирязева, постоянно проживает с мужем в Финляндии, последние три года живет в Баку, так как муж получил контракт на работу в SOCAR. В Азербайджане Даце известна страстной любовью к карабахской породе лошадей и персональной выставкой написанных ею маслом картин, на которых изображены наши лошади и кавказская овчарка.

Даце – дипломированный зоотехник, ее мнение об азербайджанских лошадях компетентное, причем она, как европейский человек,  точна в выражениях и врать не станет. Мы взяли у нее интервью.

Вначале еще немного из ее биографии. Страсть к лошадям у Датсе идет с детства, когда ее семья жила в сельской местности, в городке Бракшсть – место рождения первого президента Латвии.  Соседом семьи был  лесник, занимавшимся коневодством.  Рисовать коней она стала еще в Латвии.  В Москву учиться  перевелась, вначале поступив в Латвийский сельскохозяйственный вуз. В «тимирязевке»  стала посещать музей, в котором наблюдала картины с изображениями разных лошадей. Вернулась в Латвию, но работать по специальности не могла, так как появились четверо детей. Зато выучилась в художественной школе.  Рисовала местную породу лошадей, она так и называется – Латвийская порода.

Первая художественная выставка Штраусе проведена по  итогам ее месячной работы Германии,  где она рисовала  лошадей. У немцев в  сельской местности  традиционно держат лошадей, разводят, соревнуются, увлекаются коневодством на высоком профессиональном уровне.  Это дорогое удовольствие, к такому времяпровождению азербайджанцы только сейчас приходят.  

Вышла замуж за финна, переехала в Финляндию, оттуда они прилетели жить в  Азербайджан. Любовь к лошадям привела ее к карабахской породе.  Датсе  арендовала  в бакинском ипподроме персонального коня по кличке Бабир, чтобы было кого гладить и ухаживать. Платит за это удовольствие 250 манат в месяц, считает, что общение и уход за лощадью – лучшая психотерапия. «Трудно понять смысл общения с лошадью,  если сам не общаешься с этим животным», - пыталась она объяснить свои чувства.  

Она удивляется тому, что в Азербайджане, имеющем свою породу лошадей, этот вид спорта и времяпровождения не развит.  Построенный за большие деньги новый бетонный агдамский конезавод практически пуст, там нет народа,  не слышен смех детей, вообще удивительно, что завод стоит в голой степи, без людского поселения рядом. Кому нужен дорогой коневодческий комплекс, если туда не стремятся дети?

В Азербайджане, где в столице есть с советских времен ипподром, лошадиные скачки не популярны,  проводятся только на ипподроме Бина. У нас нет современного менеджмента организации конных скачек, нет финансового интереса бизнесменов, которые могли бы развивать этот вид спорта.  Одна из причин – в стране запрещены азартные игры. «Зачем столько средств ухлопано на строительство завода в Агдаме, если из  всего тамошнего стада в нем только несколько действительно лошадей карабахской породы, а остальные не соответствует всем стандартам породы? Какое может быть разведение породы, если к стаду с кобылами в Агдамском заводе примешиваются  не самые лучшие лошади породы?

У Даце в Баку свой, арендованный конь, а увезти с собой в Финляндию она его не может, так как в Европу лошадей из Азербайджана не впускают поскольку уровень ухода, регистрации и лечения лошадей в Азербайджане не соответствует правилам Всемирной Торговой Организации.  Паспорта выдаются только лошадям английской и арабской породы, ввезенным и родившимся в Азербайджане. Паспорта не имеют лошади карабахской породы и породы дильбоз. Племенная книга, очень важная для разведения племенной породы давно не издавалась,   родословная многих животных известна только владельцам, не контролируется  здоровье животного, нет информации о прививках, ДНК и многого из того, что обязательно должно сопровождать любое животное в Европе. В Азербайджане нет базы данных лошадей, европейцы не могут зайти в нее, чтобы проверить  качество ввезенного из нашей страны животного, поэтому двери для нас в этом международном бизнесе закрыты- объяснила Даце.

Д.Штраус  встречалась с азербайджанскими специалистами в области коневодства, делилась своим видением проблемы, предлагала помощь,  обсуждала идею создания в Азербайджане  музея коневодства, или музея картин с изображениями коней. Считает, что лучше создать такой музей в Шамахе,  проводить там симпозиумы для художников, рисующих коней, привлечь туристов и местную молодежь, мающуюся в чайханах от безделья. Но дальше кивающих головами чиновников дело не пошло.

Мы обменялись мнениями о наших и не наших лошадях.  Карабахские скакуны уступают в скорости арабским и английским. На третьем месте по скорости могут быть ахалтекинцы.  Карабахцы участвуют в скачках только с лошадьми местных пород: карабахской и дильбоз.  Две эти породы отличаются друг от друга мастью. Дильбоз часто бывает серым, реже возможны другие цвета. Карабахцы – рыжие, с  огненным отливом и гнедые. Отличия видны не только по цвету животных, даже неопытные конники могут различить наших лошадей с иностранцами по ряду признаков. Наши лошади невысокие в сравнении с европейскими, доходящими в холке до высоты  1,75 - 1,80 м. Карабахские скакуны хороши в спорте на длинные дистанции по пересеченной местности (endurans), где требуется выносливость. В этом виде гонок время от времени лошадей  останавливают, чтобы проверить их пульс и удостовериться в том, что животное может продолжать гонку без опасности для здоровья коня.

Даце Штрауса волнует судьба карабахской породы, приближающейся к исчезновению, как было в годы второй мировой войны.  После войны карабахская порода была восстановлена смешением оставшихся породистых коней  с арабской породой.  Даце смотрела старые картины с изображением карабахских лошадей и считает, что сегодняшние кони  соответствуют исторической породе. Работа проведена успешно.

Но вновь угроза исчезновения породы: кобылы-карабахцы  в Азербайджане  постарели,  молодых породистых животных мало.  На официальном уровне заявляется о тысячах лошадей карабахской породы в Азербайджане, а в действительности чистых карабахцев в стране может быть не больше 100 особей, - говорит она. Есть конезавод в Шеки, где Даце видела табун породистых лошадей, но опять удручает отношение к животным азербайджанцев - далекое от гуманности. Штраусе  участвовала в поездке в Шеки иностранцев, пожелавших прокатиться на конях, способных передвигаться по горам. Но гостям не понравилось отношение местных организаторов к подготовленному ими мероприятию. Идея конного туризма хорошая, но реализация оказалась "не очень". 

Карабахские лошади некрупные, высота в холке 140—150 см, ноги не короткие, глаза большие. Используют этих лошадей в основном под седлом. Они выносливы в длинных переходах; в горах проходят ускоренным шагом до 10 км в час.

К снижению численности карабахской породы привели война в Карабахе и сложная экономическая ситуация в начале 1990-х. В начале карабахского конфликта лошадей постоянно перемещали из одного места в другое, и это было одной из причин резкого снижения популяции: из-за перемещения беременных кобыл случались выкидыши. Кроме того, лошади содержались в плохих условиях. 

Карабахскую породу в основном разводят частные владельцы, Построен новый конный завод в Агджабеди. В Агстафе разводят породу дильбоз. Карабахская война и экономическая ситуация сильно повлияли на численность породы, но главная причина упадка это отстутствие целенаправленной системы в коневодстве, разведении и использовании лошадей, - считает Даце. 

Через неделю Даце и муж покидают Азербайджан, у него завершился контракт с SOCAR.  Из Баку она вылетит в Москву, где будет проведена выставка ее картин с изображениями карабахских лошадей.  Выставку спонсируют и проводят российские азербайджанцы,  которые заботятся о породе карабахцев, выращивают сами и оплачивают содержание этих животных в Азербайджане. 

Датсе Штраусе покидает Азербайджан в грустном состоянии,  что не может помочь спасению карабахской породы, могла бы сделать больше, но не получилось. Ее усилия натыкаются на прохладный тон азербайджанских чиновников.  Некоторый оптимизм внушают только единичные частные конезаводчики в стране и в России, влюбленные в карабахцев.

 

 

 

1

1

1

1

1

1

1

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...