Итоги первого Каспийского экономического форума | Eurasia Diary - ednews.net

20 августа, Вторник


Итоги первого Каспийского экономического форума

Все проходящие по Каспию маршруты используют инфраструктуру Азербайджана

Интервью A- A A+

Интервью с научным сотрудником Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения Российской академии наук Станиславом Притчиным.

- В Туркменистане в понедельник прошел первый Каспийский экономический форум. Как вы охарактеризуете итоги мероприятия? Какая работа проведена за год со дня подписания Конвенции о правовом статусе Каспийского моря?

- За минувший с момента подписания Конвенции о правовом статусе Каспия год была проделана достаточно большая работа. Основная задача на этом этапе заключалась в легитимизации и ратификации договоренностей, достигнутых в августе 2018 года в Актау. Сегодня мы можем сказать, что этот процесс идет достаточно успешно. В трех из пяти прикаспийских стран конвенция уже ратифицирована - в Азербайджане, Казахстане и Туркменистане. В России приступают к практической ратификации: как заявил премьер-министр Дмитрий Медведев, соответствующие документы будут переданы на согласование, и осенью Государственная дума ратифицирует конвенцию. Несколько иная ситуация складывается в Иране, парламент которого изначально достаточно критически был настроен по отношению к достижению соглашения о правовом статусе Каспийского моря. В этой связи иранское правительство выжидает более удачный момент, чтобы гарантированно получить одобрение парламентом конвенции.

По другим направлениям можно сказать, что прошедший в Туркменистане форум является прямым следствием того, что стороны завершили процесс согласования правового статуса Каспийского моря, и что оправдавший ожидания данный формат является эффективной площадкой для дальнейших переговоров и сотрудничества. Как результат, было принято решение продолжить проведение встреч с целью обсуждения новых идей и проектов, которые, несомненно, последуют в будущем. И как раз сейчас фокус с юридического согласования статуса Каспийского моря переходит на формирование оптимальных форматов сотрудничества между пятеркой государств. На это и было нацелено проведение первого Каспийского экономического форума.

- Какие коррективы вносят в сотрудничество на Каспии проблемы, с которыми сегодня сталкивается Иран? Насколько в этой связи осуществима идея соединения Каспийского моря с Персидским заливом? 

- Здесь, в принципе, никто от этой идеи не отказывается. Ведь существует проект международного транспортного коридора "Север-Юг", который и призван соединить иранскую транспортную инфраструктуру с азербайджанской и российской. Для создания мультимодального коридора остается достроить недостающее звено.

В целом же выход США из иранской ядерной сделки серьезно ухудшил инвестиционную привлекательность региона. Полтора года назад, когда в марте 2018 года Хасан Рухани был в Баку, Минэкономики Азербайджана и Министерство нефти Ирана подписали меморандум о взаимопонимании по совместной разработке соответствующих блоков в Каспийском море. То есть в переговорном процессе между Баку и Тегераном наблюдались очень серьезный прогресс и динамика. И, в принципе, стороны тогда очень близко подошли к тому, чтобы начать осваивать пограничные месторождения, что означает, что ключевые вопросы по делимитации южной части Каспийского моря были сняты. Но выход США из сделки и введение дополнительных санкций в отношении Ирана серьезным образом отпугнули внешних инвесторов и привели к тому, что Азербайджан и Иран, по сути, отказались от продолжения переговоров и отложили эти проекты в долгий ящик.

Однако это лишь вершина айсберга. Понятно, что западные компании приостановили свои планы в отношении Ирана, что негативно отражается в целом на инвестиционной обстановке. То есть любой обсуждаемый с Тегераном проект все равно рассматривается с точки зрения наличия рисков для компании-участницы со стороны Министерства финансов США.

- Насколько полезным для государств, не входящих в прикаспийскую пятерку, может быть дальнейшее развитие современной транспортно-транзитной инфраструктуры на Каспийском море?

- Китай, в принципе, давно уже использует инфраструктуру прикаспийских государств. Пекин реализовал свои транспортные проекты в Казахстане и Центральной Азии. Активно используется для транспортировки китайских товаров и активно развиваемая Азербайджаном на западном побережье Каспия железнодорожная инфраструктура - Баку-Тбилиси-Карс.

Кроме того, "Север-Юг" рассчитан не только на развитие торговли между странами региона, но и на подключение к нему Индии и стран Персидского залива и Индийского океана. Данный проект может быстро переключить на себя товаропотоки из этих стран в Европу, в том числе ввиду наличия такого преимущества, как быстрые сроки поставок. Так что задача прикаспийских стран заключается в создании передовой инфраструктуры и сквозных коридоров, способных заинтересовать потенциальных грузоотправителей из Европы и Китая, чтобы таким образом переключить основную часть потока, транспортируемого морским путем.

- Какая роль отводится Азербайджану в указанных вами процессах?

- Прежде всего стоит отметить, что Баку очень грамотно использует свое весьма привлекательное географическое положение. Любые маршруты, проходящие через Каспийское море: "Север-Юг", "Восток-Запад", бывшая TRACECA, правопреемницей которой стал "Один пояс - один путь", в той или иной степени все равно проходят через инфраструктуру Азербайджана.

Вдобавок Баку грамотно инвестирует в сопредельные страны. Так, участок железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, проходящий по территории Грузии, строился при финансовом участии Азербайджана. То есть мы видим, что Баку финансирует строительство инфраструктуры и в соседних странах, чтобы обеспечить транспортные потоки через свою территорию. Азербайджан максимально использует свое географическое и геополитическое положение.

- Можно ли предположить, что сегодня с повестки полностью снят вопрос прокладки газопровода по дну Каспия, за строительство которого выступали США?

- Много кто за него выступал, однако в реальной плоскости технический проект этого трубопровода не разрабатывался. Хочу сказать, что, в принципе, Конвенция о правовом статусе Каспия допускает прозрачную процедуру согласования любых таких проектов всеми пятью прикаспийскими странами. То есть, если Туркменистан с Азербайджаном решат строить Транскаспийский газопровод, в документе расписано, что и как делать. В принципе не существует серьезных механизмов блокирования данного проекта.

Другой вопрос - состояние сегодняшней экономики. Очевидно, что Транскаспийский газопровод будет нацелен в первую очередь на обеспечение нужд Европы в природном газе. Сегодня мы видим, что за европейский рынок идет серьезная борьба. Даже "Газпрому" с уже построенной инфраструктурой, с уже налаженными поставками приходится очень серьезно биться с альтернативой в виде сжиженного природного газа (СПГ). В последнее время СПГ очень сильно снизился в цене и превратился в серьезного конкурента для трубопроводного газа. Кроме того, СПГ намного гибче. И если у тебя есть газопринимающий терминал, то ты можешь заключить выгодный договор с поставщиками СПГ. С поставками же газа по трубопроводу не все так просто. В таких условиях вкладывать средства в Транскаспийский газопровод - не самая перспективная инвестиция.

Oxu.az

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

© При использовании информации гиперссылка на Eurasia Diary обязательна.

Присоединяйтесь к нам:
Twitter: @EurasiaRus
Facebook: EurasiaRus
vk.com: eurasiadiary


Загрузка...